Обществознание
 

(К списку)

МБОУ Щёлковская гимназия
Щёлковского муниципального района
Московской области

© Хусаинов Р.Р., учитель истории и обществознания
 

  Столыпин и терроризм.

  Столыпин и крестьянский вопрос.

  Столыпин и Государственная дума.

  Гибель Столыпина.

  Современники о Столыпине.





В истории нашего государства были моменты, когда мы стояли, словно «витязь на перепутье». И тогда должна была родиться личность, которая способна будет повести народ по новому пути, беря на себя ответственность за все последствия. Такими были Александр Невский, Дмитрий Донской, Иоанн Третий Великий, Пётр Первый, Екатерина Вторая. А бывали моменты, когда страна весела над пропастью, и не было времени размышлять, искать, планомерно и кропотливо вести в выбранном направлении, а нужно было быстро принимать решения.

Пётр Аркадьевич Столыпин и относится к тем личностям, которые встали во главе правительства в момент, когда страна уже скатывалась в пропасть. И именно он за кратчайший срок сделал то, на что вы другой ситуации уходили десятилетия.

Всем известны две исторические фразы Столыпина: «Дайте мне 20 лет, и вы не узнаете Россию», и «Вам нужны великие потрясения – нам нужна великая Россия».

10 мая 2010 года Президент РФ подписал Указ «О праздновании 150-летия со дня рождения Петра Столыпина» в 2012 году, отдавая тем самым должное этому великому человеку и его делам.



Пётр Аркадьевич Столыпин родился 5 апреля 1862 года в г. Дрезден. Он принадлежал к древнему дворянскому роду, который не раз давал России верных сынов. Дед его по материнской линии, князь Горчаков, командовал русской армией в период Крымской войне, а с января 1856 г. служил наместником Царства Польского. Отец занимал должность коменданта Кремля, а троюродным братом Петру Аркадьевичу приходился М.Ю.Лермонтов.

Женат он был на бывшей невесте своего убитого на дуэли брата – Ольге Нейгардт, которая родила ему пятерых дочерей и одного сына. Как отмечали современники, несмотря на сложный характер жены, брак этот был счастливым.



Дети Столыпиных в Саратове, 1905 г.
Слева направо: Наташа, Елена, Александра, Мария, Ольга. На полу сидит Аркадий.

Закончил будущий реформатор фикико-математический факультет Санкт-Петербурга, после чего и начал свою государственную карьеру. Он служил в Министерстве государственных имуществ, а затем в Министерстве внутренних дел. Пётр Аркадьевич считал самым молодым в России губернатором (сначала в Гродно, а затем в Саратове). В 1906 году 44-летний Столыпин стал самым молодым в России министром внутренних дел.

Это была незавидная роль. На него навалился целый комплекс проблем: угрозы слева, порождённые Первой Русской революцией, и помехи справа, от растерянных, но не желающих идти на дальнейшие уступки консерваторов.



Будучи сторонником взглядов, высказанных умеренным либералом Б.Н.Чичериным: «Либеральные реформы и сильная власть», Столыпин в своей политике использовал различные методы, если так можно выразиться, от «кнута» до «пряника».

 


(Наверх)


Столыпин и терроризм

Эсеры-террористы объявили государству войну на уничтожение. В период с 1906 по 1907 гг. в результате террористических актов и революционных выступлений было убито 4.126 и ранено 4.552 должностных лица. Они убивали чиновников самого разного ранга, нисколько не заботясь о случайных жертвах. Террористы не жалели ни своих жизней, ни чужих. «Лес рубят – щепки летят», или «Цель оправдывает средства» – вот из девизы. И если Столыпин готов был пойти на переговоры с умеренными либералами, то с радикалами – никаких переговоров. Выступая за жёсткие меры он говорил, что «…к горю и сраму нашему лишь казнь немногих предотвратит море крови…».

12 августа 1906 года эсеры взорвали бомбу на даче Столыпина, где он вёл приём посетителей. Погибло 27 человек, включая и двоих террористов. Из 32 раненых 6 умерло от ран на другой день. Дочь и сын Столыпина получили тяжёлые ранения от обломков камней, сам он не пострадал. От взрыва обрушилась стена с балконом дачи.




Дача П.А.Столыпина после взрыва 12 августа 1906 года

Ответ был решителен – 19 августа император подписал Указ о военно-полевых судах, который для террористов предполагал не гражданский суд присяжных, а военных трибунал, в котором дело рассматривалось в 48 часов, а приговор приводился в исполнение в 24 часа.

С 1906 по 1909 гг. по приговорам военно-полевых судов было казнено 2.825 человек, что составляет 58-59 человек в месяц. На критику Столыпин отвечал, что надо уметь отличать кровь на руках врача от крови на руках палача. И вместе с тем он также противился предложениям использования системы заложников.

17 ноября 1907 года в ходе обсуждения в Государственной думе доклада Столыпина о борьбе с революционным движением в России, депутат от партии кадетов Ф.И.Родичев обвинил правительство в излишней склонности к репрессиям, сказав: «В то время, когда русская власть находилась в борьбе с эксцессами революции, только одно средство видели, один палладиум в том, что г. Пуришкевич называет муравьевским воротником и что его потомки назовут, быть может, столыпинским галстуком». И хоть Родичева за непарламентские выражения исключили из состава Государственной думы, и после вызова Столыпиным его на дуэль он извинился за свои слова (поэтому дуэль не состоялась), в истории политику министра прозвали «столыпинским галстуком».

 


(Наверх)


Столыпин и крестьянский вопрос

Будучи человеком образованным, Столыпин понимал, что репрессии способны лишь временно стабилизировать обстановку, но для решения проблем необходимы реформы.

Реформа 1861 года дала крестьянам лишь надежду на освобождения. Им позволено было лишь выкупить свои небольшие наделы. Притом, до тех пор, пока крестьяне не выплатят выкупные платежи, они они оставались в промежуточном временнообязанном положении. Государство помогло крестьянам деньгами, чтобы откупиться от своих помещиков, но ввергло их в долговую кабалу. Прошло 4 десятков лет, но конца этому долговому рабства видно не было. И безнадежность вновь подняла крестьян на борьбу. «Земли» и «воли» – вот чего требовали крестьяне, пошедшие в революцию. Не случайно в истории Первую Русскую (Российскую) революцию называют крестьянской.

Леволиберальная I Государственная и либерально-социалистическая II Государственная думы подняли вопрос о частичном отчуждении помещичьих земель и передаче их крестьянам. Этот проект предусматривал оказание помощи всем крестьянам, с чем не был согласен Столыпин. Стоит отметить, что он был единственным министром в правительстве, не боявшимся приходить в Думу и вступать в полемическую схватку с депутатами.

Столыпин приводил два аргумента против думского проекта. Во-первых, идея отчуждения частной собственности помещиков крайне пагубна. В своём выступлении перед депутатами II Государственной Думы 10 мая 1907 г. Столыпин резко раскритиковал подобные предложения. Принудительное отчуждение, по его мнению, не решит проблем крестьян, т.к. нарушает принцип частной собственности, а крестьянин сам стремится к этой собственности. Если сегодня допустить принудительное отчуждение у помещиков, то завтра, когда народонаселение увеличится, и земли многим опять будет не хватать, это приведет к отчуждению у самих крестьян. И нарушение принципа частной собственности подорвет основы государства. Именно поэтому во время выступления в Государственной думе он бросил депутатам-кадетам обвинение: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!». Во-вторых, помогать всем крестьянам, значит приравнять и делового и ленивого. Он говорил: «…приравнять всех можно только к низшему уровню. Нельзя человека ленивого приравнять к трудолюбивому., нельзя человека тупоумного приравнять к трудоспособному. Вследствие этого культурный уровень понизится». По мнению министра помогать помогать нужно не всем поголовно, а деловым и хозяйственным крестьянам. Этих же мыслей он придерживался и после революции, говоря: «…главное, что необходимо… когда мы пишем закон для всей страны – иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых».

Идея аграрной реформы зародилась у Столыпина еще в период саратовского губернаторства. В основе ее стояла идея разрушения крестьянской общины и создание слоя крестьян-единоличников. Проект предполагал создание Крестьянского банка, который должен был получить государственные земли, и к ним покупать поступающие на продажу помещичьи земли, которые на льготных условиях продавались бы крестьянам. Возникающие таким образом на банковской земле единоличные крестьянские хозяйства должны были стать примером и стимулом для выхода крестьян из общины, что привело бы к постепенному её разрушению.

Первая Русская революция 1905-1907 гг. изменила отношение власти к крестьянской общине, которая показала себя организующим органом. Постепенное разрушение общины с помощью Крестьянского банка власть уже не устраивало, и в Министерстве внутренних дел под руководством товарища (заместителя) министра В.И.Гурко был разработан проект форсированного разрушения общины. Именно этот министерский проект и был взят Петром Аркадьевичем Столыпиным за основу своей аграрной реформы.

Реформы начались с Указа о праве крестьян на выход из общины от 9 ноября 1906 г. Крестьяне получили право выйти из общины («укрепиться») и закрепить в собственности свой чересполосный надел, который был ему выделен общиной. С этого момента община теряла власть над крестьянином и не могла его земли ни перенести, ни уменьшить.

Но крестьяне не торопились воспользоваться своим правом, так как боялись потерять поддержку общины в случае неурожайного года, да и до них дошли известия, что депутаты Государственной думы хотят добиться передачи крестьянам части помещичьих земель, а по слухам на эти земли смогут рассчитывать только общинники

В 1907 году для крестьян произошло важнейшее событие – правительство отменило временнообязанное положение, освободив крестьян от выкупных платежей. Это привело и к спаду в революции, и к более активному выходу крестьян из общин (ежегодно укреплялось около 0,5 млн. человек).

24 мая 1911 года законом «О землеустройстве» Столыпин начал второй этап своих реформ. Укрепившиеся крестьяне по своему желанию могли потребовать заменить им чересполосный надел единым участком. Причём, специально созданные для этого Землеустройные комитеты отдавали таким крестьянам лучшие общинные земли. Таким образом формировались «хутора» (объединение пахотных земель с усадьбой) и «отруба» (объединение лишь пахотных земель). Однако из-за гибели в 1911 году Столыпину не удалось завершить этот этап реформ.

Одновременно Столыпин решал и проблему малоземелья крестьян центральной России, проводя переселенческую политику. Крестьянам предлагались льготные условия для переезда на новые территории Сибири и Казахстана, где они получали более крупные участки и освобождение на 5 лет от всех налогов.

Аграрная реформа не достигла намеченных показателей, но и не прошла безрезультатно.

Всего за годы реформ из общин вышло около 1/3 крестьян и было укреплено 22 % общинной земли. Община не была уничтожена, и крепкого и устойчивого слоя крестьян-фермеров сформировать не удалось, но в деревне образовались стали развиваться различные формы крестьянских хозяйств. В ходе реформ крестьяне получили личную свободу в семейных вопросах, передвижении, выборе занятий и т.п.

К 1915 г. валовой сбор по сравнению с началом века увеличился в 2 раза, увеличилась покупательная способность населения и доходы от экспорта зерна.

Переселенческая политика, несмотря на все проблемы, вела к освоению Сибири, куда за 10 лет переселилось 3,1 млн. человек. Особое развитие в Сибири получило маслоделие, а экспорт масла, по словам Столыпина, «…даёт золота вдвое больше, чем вся сибирская золотопромышленность».

К сожалению для реформ подобного масштаба не было создано достаточной материальной и финансовой подержки. Без льготных кредитов единоличные крестьянские хозяйства не могли подняться и окрепнуть. Государство же все средства отправляло на гонку вооружений, не обращая внимание на проблемы сельского хозяйства. Кроме того, реформы Столыпина на местах проводились без должного энтузиазма, подчас чисто административными мерами.

Столыпин говорил, что для осуществления реформ ему необходимо 20 лет, но история не дала реформатору такого срока.

 


(Наверх)


Столыпин и Государственная дума

Столыпин являлся продолжателем политики Лорис-Меликова, Святополк-Мирского и Витте, считавших, что в борьбе с левыми (радикалами) правительство должно объединиться с правыми (либералами). Однако основную массу своих законопроектов он провёл в период междудумья (между I и II Государственными думами). Согласно статье 87 Основных государственных законов в такой период законы принимались в чрезвычайном порядке без обсуждения.

На пост министра внутренних дел Столыпин был назначен 6 апреля 1906 года, а 8 июля того же года, одновременно с указом о роспуске I Государственной думы, он был назначен на пост Председателя Совета министров.

Столыпин не был консерватором и понимал, что бороться со всем обществом для государства будет гибельно. Он предлагал Николаю II ввести в состав правительства представителей правых либералов, чтобы привлечь умеренную часть общества на свою сторону, но натолкнулся на непонимание и отказ. С левыми же либералами, ставшими инициаторами, выдвигавшими требования частичного отчуждения помещичьих земель и перехода к парламентскому правлению он и сам не хотел иметь никаких дел.

20 февраля 1907 г. начала работать II Государственная дума, которая по своему составу оказалась ещё более радикальной, чем первая. Увидев, что народ успокаивается и поднимать его на новую революционную борьбу становится всё труднее, социалисты решили принять участие в выборах и продолжить борьбу уже в Думе.

Кадетско-трудовое большинство, поддержанное социалистами, вновь выступило за частичное отчуждение помещичьих земель, что привело к новому конфликту. Столыпин не боялся их нападок и обвинений. В одном из своих выступлений по вопросу о политике правительства в отношении революционного терроризма, он сказал: «Правительство будет приветствовать всякое открытое разоблачение какого-либо неустройства… но иначе должно правительство относиться к нападкам, ведущим к созданию настроения, в атмосфере которого должно готовиться открытое выступление. Эти нападки рассчитаны на то, чтобы вызвать у правительства, у власти паралич и воли, и мысли, все они сводятся к двум словам, обращенным к власти: ”Руки вверх”. На эти два слова, господа, правительство с полным спокойствием, с сознанием своей правоты может ответить только двумя словами: ”Не запугаете”». Бывало, что депутаты так агрессивно реагировали на слова Столыпина, что из-за шума он в течение 10-15 минут не мог выступать. Современники подмечали, что день выступления Столыпина в Думе напоминал театр: Депутаты «справа» устраивали бурные овации и кричали «браво», депутаты же «слева» топали ногами и шумели.




Выступление Столыпина в Государственной думе 6 марта 1907 г.

О депутатах Государственной думы Пётр Аркадьевич был довольно низкого мнения, уповая в своих реформах больше на сильную власть государства. О законотворчестве думцев он говорил: «…У вас нет ни сил, ни средств, ни власти провести его дальше этих стен, провести его в жизнь, зная, что это блестящая, но показная демонстрация», «…это ровная дорога и шествие по ней почти торжественное под всеобщее одобрение и аплодисменты, но дорога, к сожалению, в данном случае приводящая никуда».

Конфликт правительства со II Государственной думой привёл уже не просто к её роспуску, а к принятию нового избирательного закона, который должен был закрыть левым дорогу в парламент.

1 июня 1907 года П.А.Столыпин потребовал проведения закрытого заседания Думы. На нём прокурор Петербургской судебной палаты предъявил депутатам от социал-демократической партии обвинение в подготовке государственного переворота, и потребовал от депутатов принятии решения о лишении обвинённых депутатской неприкосновенности. Это был лишь повод, и решение Думы правительству было не нужно. 3 июня 1907 года было объявлено о роспуске II Государственной думы и принятии нового избирательного закона, который настолько сильно урезал избирательные права граждан, что III и IV Государственные думы по своему составу оказались праволиберальными и монархическими (большинство получили партия «Союз 17 октября» и черносотенные организации).

События 3 июня в истории назвали «третьеиюньским государственным переворотом», потому что согласно статьи 86 Основных государственных законов изменение избирательного закона могло быть совершено только Думой, а не правительством. Политический же режим, установившийся после 3 июня в истории называют «третьеиюньской монархией», главным архитектором которой считаю П.А.Столыпина.

 


(Наверх)


Гибель Столыпина

Планы Столыпина были широки. Его правительство предусматривало целый спектр гражданских и социальных реформ:

  • принятие закона о неприкосновенности личности;
  • расширение земств и прав иноверцев;
  • реформирование местного суда и уголовного законодательства;
  • введение страхование рабочих от несчастных случаев, по болезни, инвалидности и старости;
  • оказании медицинской помощи рабочим за счет предприятий;
  • ограничении длительности рабочего дня для малолетних и подростков;
  • легализация профсоюзов и экономических забастовок.

Реформы Столыпина предполагали ввести обязательное начальное бесплатное обучение детей в возрасте 8-12 лет. Для этого в 1908–1914 гг. было открыто 50 тыс. новых школ, так что общее их число в стране составило 150 тыс. По планам Столыпина число школ должно было равняться 300 тыс. В 1914 г. в 93 высших учебных заведениях России обучалось около 117 тыс. студентов.

В ходе революции ему удалось добиться отмены некоторых ограничений в правах крестьян, уменьшения произвола земских начальников и возврата права крестьян на выбор своих гласных.

Однако отношение реформатора с императором были очень сложны. Столыпин пришёл во власть в благоприятное для себя время. Размах революции поверг власть в шок, и император развязал своему главе правительства руки для того, чтобы он обуздал революционные движения. Но после революции страх стал исчезать, и этот беспокойный реформатор стал тяготить императора Николая II. Кроме того, Столыпин позволял себе выступать против «старца» Григория Распутина, к которому благоволила императрица – подобное император считал вмешательство в свои семейные дела.

Полиция знала о том, что террористы приговорили Столыпина к смерти, но не проявили рвения в его охране.

В кон. августа 1911 г. Николай II и все придворные отправились на торжества по случаю открытия памятника Александру III в Киев. 1 сентября 1911 г. в киевском театре в перерыве оперы «Сказка о царе Салтане»» 24-летний эсер-террорист Дмитрий Багров смертельно ранил Столыпина.



Д.В. Несыпова. Столыпин. Последние минуты.

Сразу после покушения начали распространяться слухи о причастности к этому высших сфер. Это мнение только укрепилось, когда стало известно, что террорист Багров имел контакты с Охранкой, суд над ним оказался закрытым, а исполнение смертного приговора излишне поспешным.

Эсер Багров действительно предупредил Охранку о готовящихся терактах, но вместо усиления охраны премьер-министра, Багрову для опознания террористов был выдан пропуск на все торжества. Этот пропуск и позволил ему попасть в правительственную ложу в оперном театре. Вызывает недоумение и поведение самого императора, который, несмотря на смертельную рану своего премьер-министра, не отменил празднества и отбыл в столицу, не дожидаясь похорон.

Пётр Аркадьевич Столыпин скончался 5 сентября 1911 года и был захоронен в Киево-Печорской лавре (он сам завещал похоронить его там, где настигнет смерть).

 


(Наверх)


Современники о Столыпине (© Борис Фёдоров. Столыпин как личность. http://www.lebed.com/2005/art4337.htm)

П.А. Столыпин для российской истории – личность исполинская и неоднозначная. Это последний реформатор царской России и последний глава правительства, который успешно пытался проводить реформы. Все то, что было сделано Столыпиным, привело Россию к тому, что в 1913 году наша страна вошла в тройку ведущих промышленных держав мира, по темпам экономического роста Россия заняла 1 место, а по объему национальной экономики – 5 место. Была в значительной степени стабилизирована ситуация в обществе. Побывавший в те годы в России экономист Эдмунд Тьерри удивился бешеному росту экономики, рождаемости, благосостояния граждан Российской империи.

Столыпин оказался тем реформатором, который в основу своих реформ положил стремление создать условия для реализации творческого потенциала личности и народа. Они были направлены на создание основ правового государства и гражданского общества.

Современники оставили о Петре Аркадьевиче Столыпине противоречивые мнения. Но все они отмечают, что Пётр Аркадьевич был образцовым семьянином и консервативным человеком. Например, он редко и умеренно употреблял спиртное, никогда не курил (хоть и писал диплом о табаке), почти не играл в карты. Он часто говорил, смеясь, гостям: «У нас староверческий дом – ни карт, ни вина, ни табака». При этом в одежде и питании всё семейство Столыпиных было скромно и никогда не стремилось к нарочитой роскоши.



П.А.Столыпин с женой и детьми

Многие отмечали приветливость и человечность Петра Столыпина. Например, В.В. Шульгин, писал: «П.А. Столыпин был несомненно добрый человек, которому внушала отвращение всякая жестокость, способный до глубины сердца пожалеть всякого, даже врага, как только враг становился безвредным и жалким. В этом отношении глубоко характерно отношение его к человеку, который нанес ему смертельную рану: ”Он мне показался таким бедным и жалким, этот еврейчик, подбежавший ко мне… Несчастный, быть может, он думал, что совершает подвиг…”».

Тот же В.В. Шульгин свидетельствует, что в Столыпине была некая малоизученная сила повелевать. Это был человек, который если и «не сел на царский трон, то при известных обстоятельствах был бы достоин его занять». В его манере и облике сквозил всероссийский диктатор. Однако диктатор, которому органически были не свойственны грубые выпады или недемократичность поведения. Наверное, именно такой человек и был нужен России в то критическое время. Не случайно и до, и после смерти П.А. Столыпина к нему современниками применялись такие многозначительные слова, как «Русский Бисмарк», «железный министр», «последний витязь», «богатырь», «фактический диктатор» и т.п.

Писатель С.Н. Сыромятников отмечал характер Столыпина, сделавший его величайшим государственным деятелем: «Если Бисмарка называли железным канцлером за его политику, то гораздо правильнее можно назвать Столыпина железным министром за его силу воли и за его самообладание. Иногда только загорались его глаза, когда он слышал о какой-нибудь вопиющей несправедливости».

Многие отмечали решимость Столыпина, когда дело касалось растущего влияния на государыню и через нее на государя Григория Распутина. Многие понимали, что эта решительная политика может привести к падению министра. Завистники даже ждали этого. Вот что в своих мемуарах писал родственник царя великий князь Александр Михайлович: «Придворные круги были во власти двух противоречивых в своей сущности комплексов: зависти к успешной государственной деятельности Столыпина и ненависти к быстро растущему влиянию Распутина. Столыпин, полный творческих сил, был гениальным человеком, задушившим анархию. Распутин являлся орудием в руках международных авантюристов. Рано или поздно государь должен был решить, даст ли он возможность Столыпину осуществить задуманные им реформы или же позволить распутинской клике назначать министров».


Знаменательно и то, что даже противники Столыпина вынуждены были признавать его положительную роль на государственном посту.

Вот, например, С.Е. Крыжановский с одной стороны писал, что смерть Столыпина лишь спасла того от неминуемого падения и забвения: «А между тем, останься он жив, и судьба его была бы вероятно иная. Звезда Столыпина клонилась уже к закату. Пять лет тяжелого труда подорвали его здоровье и под цветущей, казалось, внешностью он в физическом отношении был уже почти развалиной. Ослабление сердца и Брайтова болезнь, быстро развиваясь, делали свое губительное дело, и, если не дни, то годы его были сочтены. Он тщательно скрывал свое состояние от семьи, но сам не сомневался в близости конца.

С другой стороны, и положение его к тому времени пошатнулось. Смута затихла, а с успокоением ослабевало и то напряжение общественного чувства, которое давало опору Столыпину. Политика его создала немало врагов, а попытка затронуть особое положение дворянства в местном управлении, которую он, правда, не решался довести до конца, подняла против него и такие слои, которые имели большое влияние у Престола; приближенные Государя открыто его осуждали. Давление, которое Столыпин производил на Государя в дни, когда решался вопрос об его отставке, в связи с провалом в Государственном Совете закона о земстве в Западных губерниях, не могло не оставить осадка горечи и обиды в душе Государя. Повышенная же настойчивость, которую он привык проявлять в отношении к Верховной Власти, укрепляла это настроение. Наконец, и в политике своей во многом зашел в тупик и последнее время стал явно выдыхаться.

Предстояло медленное физическое угасание, потеря сил и способности работать, а весьма возможно и утрата власти и горечь падения. Соперники – и какие соперники! – начинали уже поднимать головы из разных углов. Предстояло увидеть, как другой человек сядет на место, которое он привык считать своим, и другая рука, быть может, рука ничтожного человека, одним презрительным движением смахнет все то, что он считал делом своей жизни. Для такого самолюбивого человека как Столыпин, эта мысль была хуже смерти. И потому смерть принесла ему избавление».

С другой же стороны он отмечал его позитивное значение для развития России: «Столыпину удалось то, что не удавалось ни одному из его предшественников. Он примирил общество, если не все, то значительную часть его с режимом. Он показал воочию, что ”самодержавная конституционность” вполне совместима с экономической и идейной эволюцией и что нет надобности разрушать старое, чтобы творить новое.

И как бы ни расценивать Столыпина, одно бесспорно, что он работал для будущего России, и не какой-нибудь, а России великой, и немало успел для этого сделать. Он разрушил общинный строй, так много вреда приносивший современной ему России, открыв выход для накопившихся в крестьянстве деятельных сил, и направил их на путь хозяйственного развития и нравственного укрепления. Он разрушил тем и главную преграду – обособленность прав, – отделявшую крестьянские массы от слияния с остальными слоями народа в одно национальное целое. Он правильно понимал и значение заселения Сибири и деятельно его поддерживал. На тучном черноземе сибирских полей, где народ наш завершал свой исторический путь на восток ”навстречу солнцу”, вдали от отравленных социальной завистью равнин старой России, он стремился вырастить новые, более здоровые поколения борцов за русское великодержавие в тех европейских столкновениях, грозный призрак которых уже надвигался. Он укрепил нравственные устои Престола и дал мощный толчок развитию национального сознания».

Все надежды и попытки врагов П.А.Столыпина предать его имя забвению оказались тщетными – российская история вписала его имя на своих страницах, отдав таким образом должное его служению своей Родине.

Заключительное слово предоставим И. Тхоржевского, который лучше многих других понимал Столыпина. Он писал, что «не побоялся он (Пётр Аркадьевич) вести беспощадную борьбу и с появившимся около царской семьи Распутиным, постоянно высылая его обратно в Тюмень. Это подтачивало его собственное положение, но зато, пока Столыпин был жив, старец никак не мог и не смел распоясаться.

Распоясываться, впрочем, никому не было позволено при Столыпине. Упрямый русский националист, он был и у прямейшим, подтянутым западником: человеком чести, долга и дисциплины. Он ненавидел русскую лень и русское бахвальство, штатское и военное. Столыпин твёрдо знал и помнил две основные вещи: 1) России надо было внутренне привести себя в порядок, подтянуться, окрепнуть, разбогатеть и 2) России ни в коем случае – ещё долго! – не следовало воевать.

Благодаря Столыпину, Россия вышла тогда из смуты и вступила в полосу невиданного ранее хозяйственного расцвета и великодержавного роста. Перед такой заслугой – так ли существенны столыпинские ошибки, уклоны и перегибы!

Как человек и политик, П. Столыпин всегда был практическим реалистом, он трезво и просто разглядывал любое положение и внимательно искал из него выход. Зато раз приняв решение, шел на его исполнение безбоязненно, до самого конца. И на наших глазах этот простой и мужественный образ честного реалиста был не только облечен героическим ореолом: он начинает уже обрастать светящейся легендой – в согласии с исторической правдой».



(Наверх)

 
   

© 2011–2017, Хусаинов Р.Р.

Яндекс.Метрика