Родителям
 
   Школьные азы    От психологов    Трудные вопросы     

ОТ ПСИХОЛОГОВ



   


 

(Наверх)

Пять тактик семейного воспитания.

 скачать (127 Кб)

Автор: А.В. Петровский

Будут или не будут возникать препятствия на пути взаимопонимания родителей и детей – зависит главным образом от общей психологической атмосферы в семье.

Можно условно выделить пять линий развития семейных отношений, типов социально-психологического климата семьи и соответственно тактик семейного воспитания. Хотя, конечно, существует множество переходных, стёртых, промежуточных модификаций и вариантов.

Я позволил себе использовать для этой типологии термины, которые более привычны для дипломатов и политологов, военных и профессоров военных академий, чем педагогов и родителей, и, тем не менее, весьма точно характеризуют интересующие нас явления: диктат, опеку, конфронтацию, мирное сосуществование на основе невмешательства и сотрудничество.

Может возникнуть вопрос: уместно ли в области детской и семейной психологии использовать эти термины? Тактика, например, – это совокупность средств и приёмов в борьбе за достижение цели. Но о какой борьбе в семье может идти речь? Кто с кем борется? Дети с родителями? Родители с детьми?

Мы не имели в виду ничего подобного, используя термины «тактика», «стратегия», хотя и такая борьба иной раз имеет место. Бороться можно не только с кем-то, но и, что особенно важно, за что-то и во имя чего-то.

Родители борются за то, чтобы их дети выросли такими, какими они хотят их видеть, и эта борьба не против детей, а за них. Тактика такой борьбы может быть весьма и весьма различная: удачная или неудачная, правильная или ошибочная, умелая или неумелая, научно обоснованная или антинаучная. Эта тактика соответствует типу семейных отношений и, в конечном счёте, ими порождается. Вот об этом и пойдёт речь дальше.

Диктат

Этот тип семейных отношений многократно и ярко описан на страницах художественной литературы. Мистер Домби у Чарльза Диккенса, старик Карамазов у Ф.М. Достоевского, Евграф Ширяев из рассказа А.П. Чехова «тТяжёлые люди», Джеймс Броуди у Арчибальда Кронина и вереница других столь же деспотичных отцов, годами тиранящих свои семьи, могли быть здесь превосходными иллюстрациями.

Однако с развитием цивилизованного общества всё дальше уходят те крайние проявления семейного деспотизма, которые питали сюжетами и типажами многих писателей. И всё-таки нельзя утверждать, что вопрос исчерпан. Диктат в семье, где одни её члены подавляют у других самостоятельность, инициативу, чувство собственного достоинства, и сейчас может проявляться в формах, быть может, не столь резких, но достаточно определённых.

Никто не спорит – родители могут и должны предъявлять требования к своему ребёнку, исходя из целей воспитания, норм морали, конкретных ситуаций, в которых необходимо принимать педагогически и нравственно оправданные решения. Но максимальная требовательность старших должна сочетаться с максимальным доверием и уважением к нему – в противном случае требовательность оборачивается грубым давлением, принуждением. Принятая теорией воспитания и восходящая к А.С. Макаренко формула «максимум требовательности – максимум уважения и доверия» является убедительной альтернативой диктату в семейных отношениях.

Знаменательно, что описанные мастерами художественной прозы истории семейных диктатур всегда кончались крахом всех надежд и планов тиранов. Плачевен конец тирании мистера Домби. И дело не только в смерти Поля и уходе Флоренс. Дети сформировались совсем не такими, какими их видел в своих мечтах чёрствый и жестокий отец. Следует сказать, что психологически фиаско воспитательных принципов диктата закономерно.

Родители, предпочитающие всем видам воздействия приказ и насилие, неизбежно сталкиваются с сопротивлением объекта воспитания – ребёнка, который отвечает на нажим, принуждение, угрозы и другие жестокие меры воздействия своими контрмерами: лицемерием, обманом, вспышками грубости, а иногда откровенной ненавистью. Но даже если сопротивление сломлено, победа оказывается пирровой. Вместе со сломленным упорством оказываются сломленными, растоптанными многие ценные качества личности: самостоятельность, чувство собственного достоинства, инициативность, вера в себя и свои возможности.

Безоглядная авторитарность родителей, игнорирование интересов и мнения ребёнка, лишение его права голоса при решении вопросов, к нему относящихся, – всё это гарантия катастрофической неудачи формирования его личности. Трудно предсказать судьбу молодого человека, оказавшегося жертвой подобной воспитательной системы. Может быть, вырастет подхалим, приспособленец, трус, может быть – циник, хам, деспот. Может случиться, и выправится под влиянием каких-либо внесемейных влияний, и всё обойдётся без тяжких последствий.

Но одно можно сказать с полной уверенностью: какие бы цели воспитания ни преследовали родители, придерживающиеся тактики диктата, – не могут же они сознательно планировать воспитание подлеца или хама, – их цели не будут достигнуты, из их сына или дочери получится то, чего они никак не ожидали. Положительный эффект такого воспитания, даже если оно – результат лучших побуждений отца и матери, заведомо нулевой.

Здесь можно было бы поставить точку, но как не сказать, что диктат в семье далеко не всегда подобен улице с односторонним движением. Ребёнок может быть не только объектом, но и субъектом диктатуры.

Существуют семьи, в которых ребёнок является настоящим маленьким тираном. Вообще-то нередко это происходит в семьях, где ребёнок долго болеет и родители, проникнутые жалостью и состраданием, готовы сделать всё, чтобы компенсировать то, чего лишила его болезнь. Или это может быть долгожданный ребёнок, родившийся в семье немолодых родителей, потерявших надежду на потомство. Как правило, отказа такому малышу не бывает ни в чём, любые его требования безоговорочно выполняются.

Мне вспоминается такая картина. Старый московский дом, асфальтовый дворик почти без зелени. Ребята играют в игру, ныне забытую: «двенадцать палочек» – усложнённый вариант пряток. Со второго этажа, из окна раздается женский голос:

– Вовочка, иди обедать!

Молчание. Снова тот же голос:

– Вовочка! Мы тебя ждём!

Никто не отзывается. В голосе женщины звучит отчаяние:

– Суп остынет, Вовочка. Иди домой.

От стайки ребят отделяется веснушчатый подросток и, глядя наверх, кричит:

– Не буду! Не хочу! Отстань!

– Но, Вовик, ты же сегодня плохо завтракал! Я тебя жду. Иди домой, пожалуйста, Вовочка!

Опять молчание. Вовочка (его уличное прозвище Японец) колупает ногтём цементный шов стены и, наконец, принимает решение:

– Давай суп сюда! Здесь буду есть!

– Ну, как же так, Вовочка… Это же неудобно. Зачем же… Ну, хорошо, я сейчас тебе вынесу тарелку.

Женщина сдаётся. Не тут-то было. Новый приказ заставляет её высунуться из окна, а мальчишек подойти поближе:

– Спускай суп ко мне! На веревке!

Ребята замерли: что будет?

– Японец, ты что, спятил? Да тебя сейчас… – бросил один из них.

Последовал самоуверенный ответ:

– А ты погляди, что будет, а после говори.

Сын лучше знал свою мать. Вскоре из окна медленно поползла вниз удивительно ловко обвязанная бечёвкой тарелка супа (именно тарелка! Я хорошо помню) и утвердилась на коленях усевшегося на корточки мальчика. Таким же путём были спущены хлеб и ложка, завёрнутые в большую салфетку.

Он лениво хлебал суп и на удивленные возгласы товарищей обронил гордо:

– А она у меня дрессированная… Не то что ваши!..

И тогда один из ребят, Борька, с криком: «Какой же ты гад!», ударом ноги выбил у него тарелку и съездил по физиономии. Тот с рёвом убежал домой… Ребята разошлись, опасливо поглядывая на окна второго этажа.

Через год или два после запомнившегося нам обеда мы, ребята этого двора, ушли на фронт. Многие не вернулись. Не вернулся и Борька (именем Героя Советского Союза, гвардии старшего лейтенанта Бориса Николаевича Дмитриевского названа наша улица). Не вернулся и Владимир Р-ский. Мать не намного пережила сына и мужа (последний умер перед самой войной). Осталась на втором этаже выморочная квартира. Новые жильцы рассказали, что в комоде нашли письмо, где сообщалось о смерти Р-ского: по приговору военного трибунала расстрелян за трусость и дезертирство…

Я далёк от мысли связывать напрямую тираническое поведение сына в отношениях с близкими и тягчайшее воинское преступление. Но черты личности подлеца вылепливались его семьей на глазах окружающих на протяжении ряда лет, и помнится, никого не удивило тогда, в 1945, что Владимир Р-ский один на всю нашу округу погиб не славной, а позорной смертью.

Маленький деспот, привыкший не встречать сопротивления своему диктату в семье, за её пределами, как правило, никаких привилегий не имеет и должен приспосабливаться и ловчить. Это ведёт к своеобразному раздвоению личности. В нём уживаются жестокость к одним и заискивание перед другими, грубость и трусость, зазнайство и униженность. Как легко становится такой человек лицемером и предателем – он жалеет только себя и только себя любит. Трудно сказать, что хуже: деспотизм сверху или деспотизм снизу. Оба хуже!

Опека

По сути, диктат родителей и опека – явления одного порядка. Различия в форме, а не в существе. Да, разумеется, диктат предполагает насилие, приказ, жёсткий авторитаризм, а опека – заботу, ограждение от трудностей, ласковое участие. Однако результат во многом совпадает: у детей отсутствуют самостоятельность, инициатива, они так или иначе отстранены от решения вопросов, их касающихся, тем более, общих проблем семьи.

Возникающий ещё в раннем детстве импульс, почти инстинкт «Я сам», уступает место вялому безразличию: «Пусть мама, пусть папа сделают, решат, помогут». «Диктат снизу» – деспотизм ребёнка, о котором было только что сказано, – это тоже оборотная сторона чрезмерной опеки, утверждающей ребёнка в позиции маленького божка. Однако вовсе не обязательно опека порождает крайности деспотического поведения. Этого может и не быть, если родители не теряют чувства собственного достоинства и умеют заставить себя уважать. Но и в этом случае негативные последствия опеки как тактики семейного воспитания обязательно скажутся.

Вопрос об активном формировании личности ребёнка отходит на второй план. На авансцену педагогического действия выходит другая проблема – удовлетворение потребностей ребёнка и ограждение его от трудностей. Опека как воспитательная тактика – откровенный враг трудового воспитания, потому что опекаемого, прежде всего, ограждают от трудовых усилий и ответственности. Погубить человека с помощью чрезмерной опеки, в общем-то, легче, чем осчастливить.

Вспоминается остроумная сказка одного из современных писателей. Здесь фигурируют традиционные персонажи: отец, мачеха, родная дочка, падчерица. Конечно, мачеха стремится погубить постылую падчерицу и осчастливить любимую дочку. И, конечно, всё это происходит при полном непротивлении отца, души не чающего в злодейке-мачехе. Однако сказка не течёт по знакомому руслу.

Мачеха обнаруживает незаурядные способности и, во всяком случае, в социальной психологии семейных отношений превосходно ориентируется. Она устраивает так, что на перинах нежится не её родная дочка, а ненавистная падчерица. Она же, эта падчерица, сладко ест, сладко пьёт да на сводную сестрицу покрикивает. А та весь день в работе и в лесу, и в поле, и дома. Коварный план приносит свои плоды. Как и следовало ожидать, появляется прекрасный принц и, конечно же, влюбляется в скромную, работящую и умную мачехину дочку и со смехом отворачивается от падчерицы, дурехи, бездельницы и сладкоежки…

Что же, эта сказка имеет глубокий смысл и неплохо иллюстрирует возможные плоды опеки как системы воспитания.

Родители, которые постоянно озабочены тем, чтобы на их дитя не свалились какие-либо житейские трудности, чтобы не него, упаси боже, не дунул ветер повседневности, чтобы его не продуло в парной атмосфере семейной оранжереи, фактически делают всю работу за него. Они, по существу, отказываются подумать о серьезной подготовке подростка к столкновению с реальностью за порогом родного дома. А, следовательно, оказывают дурную услугу родному дитяти, которому, скажем прямо, никто в дальнейшем, кроме них, подстилать перинку не станет.

Но вот интересное обстоятельство. По данным психологических наблюдений, именно эта категория подростков дает наибольшее число срывов и «восстаний» в переходном возрасте. Как раз эти дети, которым, казалось бы, и жаловаться не на что, настолько вольготно они устроились в семейном гнездышке, начинают бунтовать против родительской опеки. В чём дело? Неблагодарность? Но она тоже должна иметь свои объяснения. Что же ещё?

Однако объяснить это не так уж трудно. Как свидетельствуют данные возрастной психологии, центральным новообразованием в подростковом возрасте становится формирующееся «чувство взрослости», стремление если не быть, то во всяком случае считаться взрослым. Возникающая новая жизненная позиция подростка, который всячески стремится утвердить свою независимость, вступает в противоречие с повседневной опекой, и это становится почвой, порождающей конфликты и протест.

Вчера ещё мать санкционировала выбор друзей, выбирала одежду и обувь по своему вкусу, заботливо заматывала шарфом шею и застегивала верхнюю пуговицу пальто – ты подвержен простуде! – проверяла домашние задания, тянула из рук тяжёлый чемодан – отдай папе, не забудь, что у тебя было расширение паховых колец, ты что, грыжу хочешь заработать! И это принималось как должное. А сегодня…

– Чтобы я такое надел?! Вы мне ещё слюнявчик нацепите и пинеточки!

– У нас все ребята ходят без шапок. Ну что ж с того, что восемнадцать градусов. У меня вон какие волосы густые, никакой мороз не возьмет.

– Давайте договоримся раз и навсегда. Мой дневник не календарь – нечего туда каждый день заглядывать. Слышал, слышал, как папа учился. Ваш аршин – не международная мера…

По всем позициям – афронт. И понять что-либо родителям трудно, и сделать ничего нельзя: всё встречается в штыки – подозрительно, непримиримо. Пожинаются плоды чрезмерной опеки; пружина, сжатая до предела, распрямляется, ломая сложившуюся систему семейных отношений. Бунт против ласковой опеки папы и мамы по своим последствиям мало чем отличается от борьбы против родительского жесткого диктата. Форма протеста может быть разной – от холодной вежливости отстранения и отчуждения до грубого, безжалостного отпора. Это уже зависит от индивидуальных особенностей личности подростка и характера реакции родителей на складывающуюся ситуацию.

Трудно дать рецепт, как вести себя в этой критической ситуации родителям. По всей вероятности, нет такого рецепта, годного для каждой семьи. Одно очевидно – следует решительно пересмотреть систему отношений с сыном или дочерью. Найти пути гибкого перехода от того типа общения, который характеризуется «моралью послушания», к типу отношений, специфических для общения взрослых людей.

Конечно, взрослому человеку крайне трудно преодолеть инерцию сложившихся отношений с детьми. Многие рассуждают так: «Какой же он взрослый, он и сегодня как следует шею и уши вымыть не умеет», «Взрослый, а копейки в жизни не заработал самостоятельно». Так-то оно так, да только взрослость эта меряется с двух сторон разными мерками.

Родители принимают во внимание относительную стабильность жизненной ситуации подростка (он был и остается школьником, материально полностью от них зависимым), наличие у него зримых детских черт – «за моим-то не углядишь, так он пять ложек песку в чай бухнет!» – и делают заключение: «какой же он взрослый – как был несмышлёным, таким и остался, даром что усы пробиваются». Скажем прямо, этот вывод и субъективен, и сомнителен.

Если иметь в виду позицию и мерку подростка, то здесь другая логика: «Мне шестнадцать лет, книг я прочитал, может быть, в два раза больше, чем вы с отцом, вместе взятые. Что же из того, что я не зарабатываю, сами не захотели, чтобы я, закончив девятилетку, работать пошёл – не стал бы сидеть у вас на шее до черт знает какого возраста. Почему ребята во дворе, даже те, кому уже в армию идти пора, меня за маленького не держат, а дома что хотят со мной, то и делают, как с первоклассником. В спортсекцию не пускали – руки-ноги мне там сломают, а у меня теперь разряд по самбо, это что, пустячок? С Ритой у нас всё очень серьезно, а отец со смешком спрашивает: ты, наверное, ещё с девчонками дерёшься?»

Этот или какой-либо другой, подобный внутренний монолог произносит не один мальчишка, которому родители дают понять, что он всё ещё нуждается в опеке. Бесспорно, и он далёк от объективности, и реально у него не так уж много оснований претендовать на права взрослого. И всё-таки равновесие в семье восстановится только в том случае, если стороны найдут формы разумного компромисса, и отец и мать отнесутся с должным уважением к правам взрослеющего члена их семейства.

Но, что важно подчеркнуть, конфликт не возникает в семьях, где, не отказываясь от контроля, без которого немыслимо воспитание человека, родители ещё в младшем школьном возрасте сводят опеку до минимума. Если позволительно здесь такое сравнение, они, удерживая главные стратегические высоты семейной педагогики, а именно, контролируя соблюдение норм морали, заботясь, чтобы их ребёнок не рос иждивенцем и трутнем, чтобы он выполнял свой общественный долг, хорошо занимаясь в школе, – представляют ему максимальную самостоятельность в решении постоянно возникающих тактических задач, вмешиваясь лишь тогда, когда не вмешаться невозможно, и отнюдь не по каждому поводу и случаю.

Если опека, которая представляет собой форму определённой активности родителей в системе семейных отношений, приобретает характер принуждения детей к ответственности и самостоятельности, то пусть будет опека! Вреда она не принесёт и конфликта не породит. Говорят, что война – это порождение дипломатии, но другими средствами. Если относительно мирные семейные отношения заходят в тупик, если тактика диктата встречает сопротивление и, что называется, коса находит на камень – в чьих бы руках эта коса ни находилась, старших или младших, – если опека становится обременительной и с нею не желают больше мириться, а опекающие не намерены от неё отказываться, что тогда-то и пускаются в ход эти самые «другие средства».

Конфронтация

Можно было подумать, что в этой большой квартире идёт многолетняя позиционная война… Кто спорит – вся жизнь человека состоит из побед и поражений, но если люди близки между собой, победа одного – это победа всех, поражение переживается всеми на равных. Здесь было по-другому. Воевали между собой.

– Двойку получил? Ну что тебе мать говорила! Это все из-за Купунова, вчера весь вечер с ним потратили на модель, а сегодня – двойка!

– Папа, я двойку за контрольную по математике получил. Мы её на той неделе писали. Помнишь, я после гриппа в школу пошёл. А модель мы только вчера начали делать…

– Всё равно, больше ты к этой модели не притронешься. Делом занимайся! И чтобы ноги Купунова не было в доме!

– Ну что ты к Купунову привязался? Учится хорошо, не ругается, не дерётся… – Мальчик бросает косой взгляд в сторону матери и тихо добавляет: – Пьяным в гости не приходит и водку ни с кем не пьёт. Вот ни капелечки не пьёт…

– Этого ещё недоставало.. – начинает отец, и вдруг до него доходит смысл сказанного. – Ты на что намекаешь?! Ты что себе позволяешь?! Да я с тебя сейчас…

Опустим занавес над этой сценой. И без того ясно, что вражда, война привычны в этой семье. Трудно рассчитывать на то, что здесь между поколениями наступит мир. Раздражение накапливается, растут взаимные обиды, постоянная конфронтация заставляет стороны подмечать и утрировать слабости друг друга. Возникает злорадство по поводу неудач, неприятностей, которые выпадают на долю другого.

– Не приняли? Так тебе и надо. Балерина! Это с твоей-то осанкой, фигурой! Шить лучше научись, – с нескрываемым удовольствием выговаривает мать дочери, вернувшейся после неудачного дебюта в балетной студии.

Можете не сомневаться, что, когда у матери случатся неприятности на работе, она не найдёт сочувствия у дочери – счёт будет оплачен той же монетой.

Всё как на войне. Однако на войне, как правило, сильнейший выигрывает. Здесь в проигрыше обе стороны – победы быть не может. «Холодная война», по мере того как дети взрослеют и начинают отрицать мораль послушания, переходит в «горячую». Силы сторон уравновешиваются: на грубость – грубостью, на злорадство – злорадством. Педагогический крах оборачивается крахом семьи.

Не хочется делать слишком пессимистические прогнозы – всё-таки иногда каким-то образом само собой улаживается и образуется, но окончательно расплата приходит только через много лет, когда беспомощные родители в свою очередь будут вынуждены подчиниться морали послушания, которую сумеют преподнести им вошедшие в силу и сохранившие бойцовские качества дети.

Мирное сосуществование

Четвёртый тип тактики семьи – мирное сосуществование с позиций невмешательства. Здесь всё выглядит вполне благопристойно. У каждого свои дела, свои проблемы, свои трудности и успехи. Родители работают, дети учатся, у каждого своя сфера, своя отрасль деятельности. Никто не переходит демаркационную линию, могут быть лишь недоразумения. И казалось, такой тип отношений в семье надо только приветствовать.

Бывает, что родители даже испытывают гордость, поддерживая такой нейтралитет.

Мать рассказывает: «Сеня живёт своей жизнью, я – своей, (она в разводе с мужем).

Классная руководительница спрашивает: «Когда Семён вчера пришёл домой?» – Я говорю: «Кажется, в семь». – «Ну, вот видите, а из школы ушёл в два. Где он был, что делал пять часов?» – Я не знаю, что он делал. Я его никогда не расспрашиваю. Нужно будет – сам расскажет. Учится он неплохо, учителя не жалуются. Спрашивает ли он о моих делах, о моей жизни? Пожалуй, нет. А зачем ему это? У меня свое, у него своё».

Обособленность миров ребёнка и взрослых нередко буквально декларируется, под это даже подводится «педагогический» фундамент – пусть растёт самостоятельным, независимым, раскованным, свободным. Как к этому отнестись? Бывают, разумеется, разные семейные обстоятельства. Признаю, что, в частности, у моей собеседницы были уважительные причины – трудно воспитывать сына без отца. Но чаще всего в основании этого типа взаимоотношений – пассивность воспитателя, который уклоняется от активного вмешательства, предпочитая комфортное и не требующее душевных затрат сосуществование с подростком.

Каков же результат? Став на путь формирования индивидуалиста, родители пожинают горькие плоды индивидуализма. Семья как центр притяжения, как эмоциональный магнит, как семейный очаг для ребёнка не существует. Жизнь родных, их радости и невзгоды для него за семью печатями. И рано или поздно наступит критический момент – беда, болезнь, трудности, – когда от него потребуют и участия, и включения в общесемейные проблемы, и добрых чувств, и убедятся в его полной неспособности ко всему этому. Они будут горько сетовать по поводу несостоятельности юноши как сына, девушки как дочери, не отдавая себе отчета в том, что это – несостоятельность сложившейся системы семейных отношений.

Сотрудничество

Но ведь должен существовать и оптимальный вид тактики семейного воспитания. Да, это сотрудничество. Именно в ситуации сотрудничества преодолевается индивидуализм ребёнка, формируются черты коллективиста. А это уже предполагает, что семья обретает особое качество, становится группой особого типа, превращается в коллектив.

Сотрудничество должно стать предметом специального анализа социальной психологии в контексте проблемы коллектива.

Именно такой способ организации связей старшего и младшего поколений, как сотрудничество, представляется оптимальным, а уж никак не опека, невмешательство и сосуществование.

Но можно ли говорить о сотрудничестве мужчины и женщины, к примеру, в возрасте 33-36 лет, и двенадцатилетней девочки, их дочери. Казалось бы, сотрудничество явно не на равных. Но думается, что здесь нет противоречия. Мне не хотелось бы ограничиваться пересказом хорошо известных по нашей популярной педагогической литературе примеров успешного участия детей в домашнем труде (посильная уборка, закупка продуктов, мытьё посуды, уход за младшими братьями и сёстрами и т.п.). Это, конечно, существенная сторона совместной деятельности, и упускать её нельзя.

Но есть ещё один аспект рассмотрения проблемы сотрудничества поколений, собственно психологический.

Нельзя забывать, что общество предъявляет требования к каждому его члену, и к взрослому, и к ребёнку. Этот набор требований зафиксирован в учебных производственных нормах, правилах поведения, нравственных критериях и т.д. Социальная оценка человека – независимо от его возраста – зависит от того, насколько он соответствует этим критериям, правилам и нормам, выполняет свои обязательства. И здесь открывается ещё один аспект сотрудничества детей и родителей – «соучаствование».

Великий русский мыслитель Александр Николаевич Радищев, говоря о достоинствах человеческих, подчеркивал: «…человек паче всех есть существо соучаствующее». «Соучаствование» – эмоциональное действенное включение в дела другого человека, активная помощь, сочувствие, сопереживание – цементирует взаимосвязь поколений в семье, не оставляет места равнодушию, черствости, эгоизму. Отзывчивость при бедах и затруднениях, стремление немедленно откликнуться есть форма проявления «соучаствования» и свидетельство готовности к сотрудничеству и поддержке.

Гармония семейных отношений предполагает взаимность в проявлении соучаствования. Конечно, родители, как правило, предлагая ребёнку сотрудничество и поддержку в делах (помогая ему учиться, обучая трудовым и спортивным навыкам, разделяя с ним ответственность в затруднительных обстоятельствах и т.п.), обнаруживают «соучаствование». Однако всегда ли оно присуще адресату родительских эмоций? К сожалению, далеко не всегда ребёнок отвечает взаимностью.

Жизнь взрослого человека изобилует сложными, иногда просто трудными, иногда драматическими ситуациями. Если мы хотим, чтобы наш сын или наша дочь стали ближе, роднее (заметьте, речь идет о том, чтобы именно они ближе придвинулись к нам, так как родителей побуждать к сближению излишне), то первое правило – не ограждать их от горестей и радостей взрослого человека, а делать не только их свидетелями, но и прямыми их участниками. Причём идти на это как можно раньше, прямо и смело, давая доступные (с учётом возраста) разъяснения.

Уместно вспомнить книгу К.Чуковского «От двух до пяти». Малыш восторженно выкрикивает только что рождённые им стихотворные строки: «Бим, бом, тили, тили, нашу маму сократили!» Это, конечно, очень смешно, но за этой очаровательной наивностью ребёнка проступает жизненный драматизм ситуации, мимо которой мама, очевидно, провела сына, тщательно закрыв ему рукой глаза, оставила его равнодушным и бесчувственным.

– Вы знаете, муж ложится на операцию. Очень серьёзную. А сердце у него… В общем, что вы мне советуете? Сказать Лёше или нет? Муж говорит – не надо. Скажи, мол, в командировку уехал, не надо ему волноваться, мал ещё. Как быть?

Женщина с тревогой, вопросительно смотрит на классную руководительницу.

Сказать, обязательно сказать! Найти необходимые слова, не запугивать, не сгущать, конечно, краски, обязательно поделиться своими надеждами на благополучный исход, но ни в коем случае не оставлять в неведении. Будет волноваться, может быть, плакать? Ну что же, он – член семьи, со своими правами, обязанностями. Все должно быть вместе: и радость, и горе, и слёзы, и смех. Совместные переживания, надежды, мечты – всё это сплачивает семью, укрепляет её основы.

– Ваш муж пойдёт на поправку, будем на это надеяться, – говорит учительница. – Пусть это будет для Алёши самым большим счастьем, пусть он мечтает о том дне, когда отец, опираясь на его плечо, выйдет из больницы. Как радостно будет для него помогать вам в уходе за выздоравливающим. Чувствовать себя нужным, полезным, опорой для мамы и отца. Нет, нет! Он должен знать. Не прячьте его от жизни!

Так завязывается соучаствование, без которого немыслимо сотрудничество поколений. Семья, три-четыре человека, соединённых родственными связями, могут стать, а могут не стать коллективом в зависимости от того, какой характер приобретут их отношения, будет ли это конфронтация, сосуществование или соучаствование и сотрудничество.

Сотрудничество предполагает сотрудников. Вот только вопрос: а сколько их надо для успешности сотрудничества? Кто-нибудь обязательно поторопится ответить: трое (видимо, будут иметься в виду отец, мать, ребёнок). Кто-то скажет: пятеро – значит, бабушка и дедушка не остались забытыми. Ещё бы! В семейном ансамбле они – сотрудники не из последних. И редко, редко кто-нибудь увеличит эти число за счёт расширения младшего возрастного контингента. Во всяком случае, трудно рассчитывать, что мы перевалим за пределы магического числа «семь». Я даже как-то столкнулся с попыткой обосновать стремление не увеличивать размеры семьи с помощью ссылки на новейшие данные социальной психологии (правда, мой собеседник был научный работник).

Он говорил мне примерно так: «Ну, о каком сотрудничестве может идти речь, когда семья разрастается до двузначного числа. Сотрудничество означает сочувствие, жалость друг к другу, особую чуткость и, главное, действенную помощь. Без этого сотрудничество немыслимо. А вы помните эксперименты Латейна (известный западный психолог)? Он доказал экспериментально, что чем больше свидетелей у чужого несчастья, тем меньше у жертвы шансов на получение помощи. Каждый, по-видимому, полагает, что другой должен позаботиться о пострадавшем.

В большой семье этот подход вероятен, более того, он неизбежен. Детей так много, что «ценность» их неминуемо падает, общесемейный фонд эмпатии (напомним еще раз, что этим термином обозначают в психологии жалость, симпатия, сопереживание. – А.Л.) делится поровну на всех, и делитель так велик, что частное оказывается ничтожно мало. Нет, и любовь, и взаимопонимание, и сотрудничество – это функция небольшой группы тесно связанных между собой людей. Чем меньше семья, тем больше у неё шансов сплотиться на эмоциональной основе и успешно сотрудничать в решении общесемейных проблем».

Пришлось мне поспорить. Да, эксперименты Б.Латейна хорошо известны, и брать их чистоту под сомнение я считаю невозможным. Под сомнение я беру возможность делать далеко идущие выводы из этих экспериментов. Отечественные психологи имели уже не раз основания утверждать, что результаты экспериментов, проводимых на случайных группах людей, не должны распространяться на коллективы.

 

(Наверх)

Домашние обязанности.

 скачать (94 Кб)

Почему эта сторона семейной жизни вызывает у нас столько негативных эмоций?

Во-первых, это вопрос справедливости – редко бывает, чтобы нагрузка делилась поровну между всеми в семье. Всегда найдется повод для обид.

Во-вторых, это вопрос столкновения стереотипов и привычек: у взрослых членов семьи (у детей тем более) могут быть очень разные представления об аккуратности или беспорядке.

В-третьих, многие родители испытывают беспокойство: если у ребёнка не будет привычки к повседневному труду, умения сделать свой дом уютным, это отразится на его будущей семейной жизни. Особенно эта тревога характерна для родителей девочек. Считается, что они должны быть готовыми постоянно демонстрировать будущим родственникам свои хозяйственные таланты.

И все же накал страстей по поводу домашней работы можно снизить.

Делим обязанности на всех

Если в вашей семье это проблема, стоит вернуться вновь к распределению домашних дел между всеми в семье. Обсуждать это лучше на семейном совете, с обязательным участием детей.

– Сначала попробуем разделить все обязанности на постоянные и временные. Например, постоянные – уборка, мытьё посуды, стирка, прогулки с собакой и т.д. Временные – генеральная уборка, ремонт, мытьё окон и др.

– Теперь выделяем из них специфические мужские, женские и детские обязанности. Определяем затраты времени на каждого, после этого можем перераспределить объём обязанностей. Например, разгрузим маму, передав часть дел папе и детям.

– Дальше выделяем временные и постоянные поручения для ребёнка (исходя из его возможностей, а иногда и желаний).

Как зафиксировать это распределение и где его поместить для всеобщего обозрения – вопрос вашей фантазии и изобретательности. Можно сделать это совместно, а можно поручить ребёнку.

Как заинтересовать ребёнка?

– Время от времени он может меняться домашними ролями с другими членами семьи. Полезно, во-первых, познакомиться с другими, возможно, более сложными, чем постоянные поручения, видами работ. Во-вторых, неплохо на себе испытать, например, мамину каждодневную нагрузку.

– Позволяйте ребёнку самому выбирать средства, которые помогают облегчить домашний труд. Если в его обязанности входит мытьё посуды или стирка своих вещей, можно давать ему деньги на приобретение новых моющих жидкостей или порошков. Не стоит беспокоиться, что он пойдет на поводу у телевизионной рекламы и будет стремиться покупать только дорогие средства. Пускай пробует сам – это позволит ему убедиться, что не всегда высокая стоимость совпадает с высоким качеством. Заодно поучится более критично относиться к рекламе.

– Предоставляйте больше возможностей для творчества в домашней работе. Например, поручите сыну или дочери ежедневное приготовление салатов. Снабдите их готовыми рецептами, но поощряйте и самостоятельные кулинарные поиски.

– Мальчикам стоит поручать домашние дела, в которых используется разнообразная техника, в том числе и кухонная. Возможно, они сами захотят предложить технические решения для облегчения повседневного труда.

– Для дошкольников и младших школьников можно посоветовать сделать из плотной бумаги большую ромашку с отдельно вырезанными сердцевиной и несколькими лепестками. На каждом лепестке написать по одному виду домашней работы, интересных и полезных занятий и т.п. (или сделать рисунки). Например: мытьё посуды, уборка комнаты, покупка продуктов, стирка, помощь в приготовлении обеда, выполнение вовремя всех уроков, утренняя зарядка, чтение, рукоделие, занятия спортом и т.д.

Сделав что-то из перечисленного, ребёнок в течение дня сам прикрепляет к сердцевине ромашки соответствующие лепестки. И ему, и родителям сразу видно, что было сделано за день. Если в семье двое (или больше) детей, то каждый делает себе свою ромашку. Можно даже устраивать семейные соревнования, в чьей ромашке к вечеру больше лепестков. Отмечать необходимо не только количество дел, но и качество их выполнения.

Важно, КАК попросить о помощи

Понятно, что бывают важные обстоятельства и кто-то не успевает сделать свою часть работы. Распределение распределением, но взаимовыручку из отношений тоже нельзя исключать. Важно, как мы просим ребёнка о помощи. Это именно просьба, а не требование. Вместо «ты должен» – «ты не мог бы?». Или: «Интересно, сумеешь ли ты..?». Вместо «сделай» – «мне очень нужна твоя помощь» и т. д.

Как быть, если ребёнок забывает о своих обязанностях?

Нужна система напоминаний, причём использовать можно самые разные приёмы. Ребёнок сам выберет такой способ, который его устраивает. Ребёнку постарше удобно пользоваться таблицей-календарём, в которой заранее обозначены домашние дела и есть место, чтобы отметить: выполнено – не выполнено. Можно сделать большой рисунок дерева с незакрашенными листочками. Каждый раз, выполнив какую-то работу, малыш может закрасить один листочек (начиная с нижних), постепенно всё дерево «зазеленеет», а ответственный исполнитель получит какой-нибудь приз.

Поощрения и наказания

Очень важный вопрос – о поощрениях и наказаниях за сделанную или несделанную работу. Одни родители считают, что специально поощрять за выполнение каждодневных обязанностей не нужно. Обязанности есть у всех членов семьи, но взрослым-то ведь никто не делает подарки за выстиранное бельё или вычищенный ковёр. Но не стоит забывать: когда у человека только начинает вырабатываться новый навык, ему очень нужны поддержка и признание. В какой форме это лучше делать – зависит от склонностей ребёнка и от ваших возможностей. Можно хвалить, делать время от времени небольшие подарки, уделять ребёнку больше внимания (ведь, помогая, он сберёг ваше время) и т.д.

Стоит ли платить за помощь по дому? Не исключено, что в некоторых случаях ребёнка или подростка можно поощрить и деньгами. Например, если он помогал в длительном ремонте или самостоятельно освоил и выполнил какую-то сложную работу. А вот насчёт оплаты постоянных обязанностей… Последствия могут быть и нежелательными.

Многие дети с удовольствием помогают по дому до какого-то возраста. А потом проблема домашних обязанностей может встать с новой остротой. Например, когда ребёнок становится подростком.

Как быть, если ребёнок не убирает в своей комнате?

Это доставляет родителям, особенно матерям, нестерпимые мучения. Но ведь в большинстве случаев беспорядок влияет преимущественно на жизнь ребёнка. Это ему приходится жить в атмосфере свинарника, испытывать стыд, когда приходят в гости друзья, и затруднения, когда приходится искать в груде вещей учебник или чистые носки, надевать нестиранную, мятую одежду. Попробуйте убедить себя, что беспорядок на территории ребёнка (если у него есть отдельная комната) – это его личная проблема. И досаждать вам это будет только в тех случаях, когда

– дверь комнаты оказывается приоткрытой, так что всем видны беспорядок и грязь,

– в комнате скапливается посуда, которая нужна вам на кухне,

– возникает угроза нашествия тараканов или муравьев из-за скопления тарелок с объедками,

– вы знаете, что придут гости, которые захотят заглянуть в детскую (например, бабушка или дедушка).

В этих случаях вы будете с полным правом требовать восстановления порядка. Как грамотно и эффективно это сделать – см. раздел «Правильно разговаривать с ребёнком».

 

(Наверх)

Правильно разговаривать с ребёнком.

 скачать (82 Кб)

Это умение облегчает наше общение с ребёнком в ежедневных ситуациях. Например, в случае непослушания или когда ребёнок испытывает сильные негативные чувства и не может овладеть собой. Это умение помогает найти нужные слова для поощрения и порицания. И оно же необходимо, если мы хотим передать самому ребёнку ответственность за события его жизни.

Говорить на языке чувств

Всем нам приходилось видеть своего малыша или подростка расстроенным, разгневанным, растерянным или испытывающим целую гамму чувств одновременно. Как разговаривать с ним, чтобы в ответ он не закричал, что его здесь не понимают, и не хлопнул дверью?

– Прежде всего нужно прислушаться к ребёнку: что с ним происходит? Что он или она чувствует?

– Попытаться представить себя на его месте. Что бы вы сами чувствовали в этой ситуации – гнев, обиду, боль, может быть, голод?

– Назвать это чувство: «Ты сейчас обижен (разгневан, чувствуешь боль, голод…)».

– Сказать: «Ты хотел бы…» – и помочь ему удовлетворить эти желания в воображении.

– Ребёнок поймёт: его чувства признаются. Ему говорят не о том, что он должен чувствовать, а о том, что он действительно переживает в этот момент. Ему не нужно бояться или стыдиться своих эмоций. Он учится признавать себя, доверять самому себе. Разговор на языке чувств позволяет ему чувствовать себя в безопасности.

– Очень важно дать ребёнку понять, что он может испытывать и два чувства одновременно. Например, ему нравится играть с младшим братом. Но если в какой-то момент все взрослые собрались вокруг малыша, старший чувствует себя покинутым и может испытывать даже ненависть.

– Не станет ли ребёнку хуже, если назвать своими именами негативные переживания? Наоборот, он легче и быстрее утешится, если услышит точное обозначение своих отрицательных чувств – его поняли и приняли. Это помогает даже в случае, когда ребёнок чего-то очень сильно хочет. Если другой человек понял силу этого желания, справиться с отсутствием желаемого гораздо легче.

Задавать ли вопросы?

Идея обучить родителей правильному языку принадлежит известному американскому детскому психологу X. Джайнотту. Он считает: чтобы лучше понять чувства ребёнка, надо не задавать ему вопросы, а высказываться в форме утверждений.

Например: сын пришёл из школы хмурый и несколько помятый. Джайнотт советует отказаться от вопросов вроде: «Почему у тебя такой унылый вид?», «Что опять натворил?» Лучше прокомментировать: «У тебя был трудный день сегодня». Или: «Тебе, как видно, пришлось нелегко».

Фразы-утверждения помогают ребёнку понять: его слышат

Нередко своими вопросами мы концентрируем на ребёнке негативное внимание. Попробуйте не задавать сыну или дочери никаких вопросов в течение нескольких дней. Хочется что-то узнать? Либо воздержитесь от вопроса, либо измените его. Говорите только то, что чувствуете или собираетесь делать сами. А не то, что делает или должен делать ребёнок. Например, вместо: «Как ты доберёшься домой?» – «Я беспокоюсь о тебе. Мне хотелось бы знать, что ты доберёшься домой в полной безопасности».

Без стереотипов

Понятно, что нам многое может не нравиться в поведении сына или дочери. К тому же мы беспокоимся, что какие-то события могут отразиться на их будущей жизни.

Часто трудно сдерживать свои чувства. И язык наш сам выдаёт привычные формулировки, когда мы говорим с ребёнком. Все же стоит попробовать и постепенно приучить себя к определённому алгоритму, последовательности высказываний. Этот алгоритм предложен супругами Байярд, известными консультантами по проблемам отношений с подростками.

Допустим, вы собираетесь обсудить с ребёнком какую-то не слишком приятную ситуацию – например, прогулы уроков в школе.

1. Сформулируйте в одном предложении, что вы хотите сказать. Если вы узнали о происшествии не от ребёнка, объясните, как вам это стало известно. «Сегодня звонили из школы и сказали, что ты не был там уже 10 дней».

2. Скажите, что вы чувствуете по поводу этой ситуации: «Я беспокоюсь», «Я огорчён этим», «Я удивлена».

3. Укажите на возможные последствия такого поведения. При этом можно что-то преувеличить. Важно, чтобы ребёнок понимал: это результат вашего размышления. Тогда это не травмирует его и не спровоцирует на то, чтобы осуществить ваши фантазии на деле. «Я представляю, как ты бросишь школу, будешь шататься по улицам, не сможешь найти работу и т.п.».

4. Признайте вашу беспомощность. При этом одновременно выскажите желание, что следовало бы сделать самому ребёнку. «Я хочу, чтобы ты закончил среднюю школу. Но я знаю, что не могу постоянно контролировать тебя и заставить сделать это».

5. Напомните сыну или дочери: вы могли бы помочь. Но только в том случае, если они сами этого захотят. Здесь важно, чтобы ребёнок понял: вы предлагаете ему свою поддержку, но не пытаетесь овладеть всей ситуацией.

6. Выскажите уверенность: ваш ребёнок способен принять верные решения, относящиеся к его жизни. И он найдет способы, как их осуществить. «Я знаю, что ты примешь для себя верное решение, каким бы оно ни было».

 

(Наверх)

Как правильно поощрять ребёнка? Три золотых правила похвалы.

 скачать (78 Кб)

Ирина Беломаз.

Почти все родители уверены в том, что похвала позволяет ребёнку убедиться в родительской любви, обрести уверенность в своих силах и заряжает оптимизмом. Между тем, похвала, которая бывает «полезной» и «вредной» – таит в себе массу коварных и хитрых моментов. Это своего рода искусство… искусство воспитания. И овладеть этим искусством поможет ряд несложных правил, усвоив которые, родители смогут избежать многих ошибок.

Во-первых, не разбрасывайтесь незаслуженной похвалой направо и налево, стремясь расположить к себе ребёнка. Многие родители рассказывают о том, что результатом таких неоправданных похвал становилось совершенно невыносимое поведение ребёнка. Родители пожимали плечами, называя это парадоксом. А происходит вот что: ребёнок, словно чувствуя сомнение, а такой ли он «чудесный, милый, незаменимый» – пытается опровергнуть похвалу своим поведением. Дети чувствуют неискренность, преувеличенную похвалу тотчас хочется «поставить на место», проявить свою истинную натуру.

А как же сделать похвалу искренней, уместной, правильно понятой? Первое золотое правило – похвала должна быть направлена на поступок ребёнка, а не на его личность! Примерами вредных похвал могут быть такие: «Ты такая чудесная дочь!», «Ты настоящий мамин помощник!», «Ты такой добрый и отзывчивый, чтобы мы делали без тебя?». Ребёнок может почувствовать тревогу – ведь он далеко не такой идеальный, как о нем говорят. И здесь есть два варианта. Скорее всего ребёнок, не дожидаясь «разоблачения», сам будет доказывать свою «не столь идеальную» натуру плохим поведением.

Но возможен и вариант, когда ребёнок сам перестанет быть искренним – будет подстраиваться под похвалу и предпочитать исключительно те ситуации, где можно покрасоваться только самой выгодной своей стороной. А внимая бесконечным восклицаниям любвеобильных бабушек: «Какой замечательный ребёнок! Исключительные способности! Ну и умница!» – малыш рискует вырасти самовлюбленным эгоцентриком.

Итак, если вы хотите похвалить ребёнка, допустим, за убранную комнату. Не спешите восклицать «ты мой помощник, какой молодец!». Просто скажите, спокойно улыбнувшись: «Комната теперь чистая, так приятно зайти сюда». Поверьте, ребёнок оценит и в следующий раз будет искренне рад сделать вам приятное. А если, допустим, хотите похвалить за красивый рисунок, не торопитесь с выводами – «ты у меня настоящая художница растешь!» – ребёнок может засомневаться или расстроится, если следующий рисунок выйдет не столь удачно. Лучше обратить внимание на сам рисунок, например: «Какой большой дом ты нарисовала, вокруг столько ярких цветов, и про животных не забыла. А дерево какое высокое – сколько яблок на нём!». Тем самым вы проявите живой интерес к творчеству малыша, но избежите «вредоносной» оценки личности ребёнка.

Нужно уметь так построить свои комментарии, чтобы ребёнок сам сделал выводы о своих способностях. Например, если сын помог передвинуть вам тяжёлый шкаф, можно вместо слов «какой ты сильный», сказать о том, каким тяжёлым был шкаф, как непросто было его сдвинуть, но вместе вы справились. Ребёнок сам сделает выводы – «значит я сильный, я нужен!». Или, оценив способности ребёнка в стихосложении, вместо слов «ты будешь прекрасным поэтом», лучше скажите ему: «Твоё стихотворение меня очень тронуло».

Второе золотое правило – не хвалите ребёнка за естественные вещи. Не делайте из его социальности нечто необычайное. Это правило очень хорошо раскрыла Жан Ледлофф в книге «Принцип преемственности…»: «Если ребёнок сделал что-то полезное, например, сам оделся, покормил собаку, сорвал букет полевых цветов… ничто не может его обидеть больше, чем выражение удивления его социальным поведением. Восклицания типа: «Ах, какая ты умница!», «Смотри, что Петенька смастерил, да ещё сам!» – подразумевают, что социальность в ребёнке неожиданна, несвойственна и необычна». Ребёнок должен осознавать, что он сам способен на многое по своей природе, не прилагая к этому особых усилий. Так стоит ли сбивать его с толку своей неуместной похвалой?

Третье золотое правило – не выражайте своё одобрение в финансовом эквиваленте. Другими словами, не следует поощрять помощь по хозяйству или творческую деятельность малыша деньгами. Человек успешно занимается тем, что выбирает искренне, по внутренним мотивам. Если же ребёнок знает, что вслед за действием последует оплата, то в корне поменяется характер поведения – из «творческого делания» превратится в «зарабатывание денег».

Теперь, овладев искусством похвалы, не забывайте о том, ЧТО для ребёнка по-настоящему важно. Ведь, кроме словесного поощрения, существует добрый взгляд, нежное прикосновение, объятия, игры, общение – словом, все то, на чем строится настоящий язык любви и доверия…

 

(Наверх)

Как правильно хвалить ребёнка?

 скачать (78 Кб)

Подготовка материала: Евгения Нестерова.

Задумывались ли мы над этим вопросом? Похвала может быть как полезной, так и принести вред. Вот что думают на эту тему психологи:

Вредно, если хвалят ребёнка за то, что ему даётся легко, за то, что ему дано самой природой. Похвала не за труд, не за усилие, а всего лишь за наличие способности не даёт ничего, что действительно было бы необходимо ребёнку для его развития. А навредить она может, особенно при её повторении. Повторение похвалы без необходимости действует как наркотик: ребёнок привыкает к ней и ждёт её. Он проникается чувством своего превосходства над другими, а если не приучен к труду, реализующему его способности, то может не состояться как личность: эгоцентризм полностью замкнёт его на себе, он весь уйдёт в ожидание восхищения и похвал. Их прекращение вызовет тот хронический дискомфорт, из которого рождаются зависть, мелочная обидчивость, ревность к чужому успеху, подозрительность и прочие тягостные атрибуты эгоцентризма, несостоявшегося «гения».

Вдвойне вредно хвалить того, кому что-то даётся легко, ставя его в пример тем, кому это же даётся трудно, вопреки усилиям. Ругая одного и хваля другого, навязывая его как пример первому, их противопоставляют друг другу. Сам факт несправедливой оценки усилия, вернее – замалчивание, игнорирование его, тяжело травмирует психику ребёнка (и не только ребёнка!). Это снижает побуждение к делу. А противопоставление не может вызвать желания «брать пример» с того, кого несправедливо хвалят. Напротив, оно только отодвигает их друг от друга, угнетая одного и развращая другого. Противопоставление культивирует нездоровое соперничество, которое стимулирует вовсе не прилежание, а эгоцентрические тенденции. Противопоставлением можно вызвать негативизм, отказ от тех видов деятельности, которые не гарантируют успеха.

Вредно, когда хвалят слишком часто, безо всякой необходимости и неискренне. Это и обесценивает похвалу, и приучает к дешёвому успеху, и способствует бездумному отношению к тому, что исходит от старших. Наблюдая за детьми, за их старшими, вы сами сможете увидеть и другие вредности необдуманной похвалы.

Как надо хвалить?

Только искренне, серьёзно и убедительно. Отпускать похвалу в дозах, соразмерных с её целью!

Для чего нужна похвала ребёнку?

Для того чтобы придать ему уверенность в себе, если её не хватает. Придать силы. Восстановить утраченное эмоциональное благополучие. Компенсировать нанесённый кем-то ущерб (любой)… Ребёнку нужен огромный запас оптимизма на всю предстоящую жизнь. Назначение похвалы – пополнить этот запас или компенсировать его утрату. Среди полуграмотных стареньких прабабушек и прадедушек есть многомудрые воспитатели, очень чуткие к действию слова: «Хвалить-то с умом надоть!» И если замечена ими редкая и нужная способность в ребёнке, они не скроют её от него, дадут ему понять, что одарён. Но как! Мысль о ценности отпущенного природой дара внушается одновременно с мыслью об ответственности за этот дар, о серьёзном к нему отношении: «Дар – он вроде бы даром, а отрабатывать его – всю жизнь…»

С какой стороны ни посмотришь, дефицитом серьёзного, вдумчиво-уважительного отношения к ребёнку вызваны многие минусы в его развитии, в том числе и эгоцентризм – тот самый, который не проходит со временем, и врастает в характер, по-разному уродуя его.

Один незаслуженно захвален и потому несносно спесив, заносчив, высокомерен.

Другой – не по размерам вины – публично пристыжен (бытует, к примеру, ещё такая чудовищная форма садизма в детских садах – насильственное обнажение ребёнка перед сверстниками на осмеяние и стыд), и теперь долгие годы он испытывает либо потребность спрятаться (этакий «эгоцентризм наизнанку»), либо приступы жгучей ненависти ко всему, что не он, либо ещё что-нибудь столь же аномальное.

Третий, от природы стеничный (активный и сильный), не получил содержательной, созидающей направленности своей активности и теперь грубо навязчив в своем потребительском эгоизме.

Четвёртый, привычно стоя в углу класса, обретает статус шута, но не такого, из которого мог бы получиться хороший цирковой клоун: у Юрия Никулина кроме таланта великого шута был тот уровень человеческого достоинства, который вызывает глубокое уважение, адекватное глубине этой богатой личности и серьёзного актёра. А кривляние из угла на потеху классу, вызванное потребностью компенсировать эмоциональную ущербность своего положения, становится – опять же на долгие годы – одним из ведущих штрихов психологического портрета: в нём самый жалкий вид эгоцентризма, который почти исключает самоуважение (а зачастую и без «почти»).

Пятый… Десятый… Вариантов эгоцентризма, помноженных на различные степени его патологии, необозримое множество…

 

(Наверх)

Как правильно запретить ребёнку?

 скачать (78 Кб)

Алексей Норкин.

Жизнь в обществе предполагает наличие комплекса рамок и ограничений. Хочешь – не хочешь, а выполнять их приходится. Ограничения разные по степени обязательности, и если за то, что кто-то не уступил место в транспорте старушке, его могут пожурить, то за грабёж придётся на какое-то время расстаться со свободой.

Последователи идеи полной свободы ребёнка – мол, ещё успеет почувствовать ограничения – на самом деле оказывают своему чаду медвежью услугу. С одной стороны, отсутствие умение сдерживать себя обязательно негативно скажется в будущем на образе жизни человека и его взаимоотношениях с окружающими. С другой – психологи полагают, что детям не просто необходимы рамки поведения. Система запретов облегчает детскую жизнь, делает её привычной, понятной, комфортной и безопасной. Дети ждут от мам и пап привычных указаний, и готовы их выполнять.

Почему же тогда так трудно порой добиться, чтобы родительские запреты выполнялись? Всё очень просто. Запрет запрету рознь, и если формулировать родительские «табу» правильно, то и вероятность их соблюдения будет высокой.

Запрет должен быть ясен и понятен. Нельзя «потому что нельзя», или «потому что потому» – не аргумент. Дети познают жизнь, и подобные запреты только возбуждают их любопытство. Объясняйте суть запрета и его причины словами ясными и понятными, «без высоких материй», говорите языком ребёнка.

Запрет должен быть конкретным и однозначным. Взрослым вполне понятно, что если просят не стучать ложкой о стол, значит, просят не шуметь. Но ребёнок воспринимает запрет совсем по-иному, без обобщений, до которых просто не в состоянии додуматься. Нельзя ложкой? Ну, тогда я вилку возьму… Раздраженная мамаша закипает и бросается на ребёнка с руганью. А всего-то и надо было, что терпеливо, точно и доходчиво объяснить, в чём проблема.

Соблюдайте собственные запреты. Самый яркий пример – беседа о вреде курения курящего отца и подрастающего сына. Можно привести самые правильные аргументы и обоснования, но подросток всё равно закурит. Это вопрос времени, как утверждает статистика.

Следите за тоном разговора. Отец – не пахан в воровской компании, во взаимоотношениях с детьми грубость и угрозы неприемлемы. Ребёнку бывает трудно выполнить запрет, направленный на что-то им желанное. Грубый тон не облегчит, а осложнит его задачу.

Не запрещайте то, без чего ребёнку не обойтись. Смягчите запрет оговорками. Например – лужи. Сколько ни ругай, а дети все равно к ним тянутся, ведь это так интересно – по ним ходить. Объясните, что исследовать лужи можно, но только в высоких резиновых сапогах.

Для подростков куда важнее родительских запретов может оказаться мнение компании. Быть белой вороной и объектом насмешек только потому, что выполняешь родительские требования, никто из тинейджеров не согласится.

Обыгрывайте запреты в играх. Игра – форма познания мира. Не стесняйтесь «вспомнить детство» и поиграть с ребёнком, ему будет интересно в мамой или папой. Попутно разыграйте запретные ситуации, к примеру, покажите, что может произойти с мишкой, высунувшимся в открытое окно. Рамки поведения необходимы. Но они не цель, а только средство. Поэтому последнее правило – запрещайте только то, что никак не можете разрешить.

Успехов.

 

(Наверх)

Как правильно наказывать ребёнка?

 скачать (74 Кб)

Наталия Гуленко.

Ваш малыш ведет себя плохо, и Вы хотите научить его хорошо себя вести, и не знаете как? Тогда это статья для Вас. Сначала поговорим о том, почему не следует применять физическое наказание.

Наказание порождает страх. Вы можете так напугать ребёнка, что в результате он сразу же перестанет вести себя плохо. Но это лишь видимость того, что наказание принесло желаемый эффект.

Внимательно наблюдая за поведением ребёнка после наказания, Вы заметите, что он старается найти способы, чтобы свести счёты со своими обидчиками. Он может дразнить младших братьев, сестёр или домашних животных, получать плохие оценки в школе, портить свои или Ваши вещи, убегать из дома и забывать о своих домашних обязанностях. Это перечень негативных реакций на наказания можно продолжать ещё долго.

Наказывая, Вы отучаете ребёнка контролировать своё поведение. Малыш понимает, что теперь можно об этом не задумываться, так как родитель всё сделает сам: «Если я поступлю плохо, мама меня накажет, ну-ка проверим…». Ребёнок становится зависимым от взрослого, одно присутствие которого может вызывать в нём страх.

Наказание не оказывает никакого влияния на развитие навыка отвечать за свои поступки. Напротив, наказывая, вы устанавливаете такие нормы поведения, при которых провинившиеся дети стараются выйти сухими из воды. А это ни в коей мере не способствует совершенствованию их собственных моральных принципов.

Когда вы применяете физическое наказание, ребёнок становится либо чересчур уступчивым, либо слишком упрямым, а зачастую и мстительным. Он сосредоточивается на том, чтобы свести счёты с тем, кто его наказал, и не думает о последствиях своего недостойного поведения, о том, какой урок необходимо извлечь для себя.

Прямой противоположностью поведения, контролируемого влиятельной личностью, является самоконтроль, основанный на ценностных ориентировках самого ребёнка. Ребёнок учится отвечать за свои поступки сам и ведёт себя так, как считает необходимым.

Наказание также несёт в себе и другие побочные эффекты. Это занижение чувства собственного достоинства, или поведение, продиктованное чувством страха; это смешанное чувство обиды, нанесённой вам человеком, на любовь которого вы рассчитывали; это укрепление веры в то, что действовать с позиции силы – единственный способ добиться того, чего хочешь. Кроме того, наказание делает ребёнка недоверчивым и побуждает скрывать свои ошибки.

Итак, физическое наказание – это недостойный способ объяснить ребёнку, что он делает не так. Позвольте рассказать Вам о некоторых способах воздействия на поведение ребёнка, минуя физическое наказание.

Одним из самых действенных методов является игнорирование как способ наказания. Помните, что для большинства детей самое важное, это Ваше внимание. Нужно знать, что большинство плохих поступков наши дети совершают из-за желания быть замеченным. В таком случае нужно предупредить ребёнка, что если он ещё раз так поступит (громко крикнет в общественном месте), то Вы перестанете с ним разговаривать, пока ребёнок не извинится. Конечно, ребёнок тут же захочет это проверить, и после нескольких попыток, убедившись, перестанет совершать этот поступок.

Конечно, этот метод не следует использовать, если Ваше чадо бьёт или толкает Вас или своего братика (сестричку). В таком случае, нужно провести разъяснительную беседу, почему так не стоит поступать. И если на малыша это не подействует, поставить его в угол.

Но не стоит забывать, что перед каждым наказанием малыша стоит предупредить, что после каждого плохого поступка последует наказание, то есть дать малышу шанс исправиться, а если это не подействует, тогда применять один из методов наказания. Запомните, ребёнок всегда должен знать, ЗА ЧТО ЕГО НАКАЗЫВАЮТ. Иначе, наказание не будет впрок.

И самое главное, перед тем как наказывать ребёнка, подумайте: почему Вы решили наказать своего ребёнка? Задумайтесь, делаете ли Вы это со зла, от обиды, желая отомстить или чувствуя свою беспомощность? Затем остановитесь, успокойтесь и постарайтесь переосмыслить вашу реакцию. Спросите себя: «Так чему же на самом деле я хочу научить своего ребёнка прямо сейчас?»

Это нужно сделать для того, чтобы малыш знал, что его наказали только потому, что он вёл себе не достойно, и что в этом виноват только лишь он. Что Вы сожалеете, что пришлось пойти на крайнюю меру, что Вам не доставляет удовольствие наказывать ребёнка, но обстоятельства сложились таким образом, что по-другому Вы поступить просто не можете.

 

(Наверх)

Как правильно злиться на своего ребёнка?

 скачать (70 Кб)

Елена Антипкина.

Когда молодую маму впервые охватывает раздражение на собственного ребёнка, это вызывает у неё растерянность и чувство вины: «Я плохая мать».

Странно, мы без ума от своего чада, но его пакости могут вызвать у нас сильные вспышки злости. Успокойтесь, злиться – это нормально. Злость – это иногда очень полезное чувство. Главное, правильно с этим чувством обращаться.

Причин у злости может быть множество. Это бессилие и отчаяние от собственной беспомощности: молодой маме не всегда удается успокоить истошно кричащего младенца или «найти управу» на хулигана.

Иррациональные вспышки злости могут появиться и от усталости мамы, и от непослушания чада, и от неприятностей на работе, и от неудачного разговора с соседкой. Этот список можно ещё и ещё продолжать. Здесь важно понять, что злиться – это нормально.

Подрастая, ребёнок становится всё более равноправным партнёром по общению. Он, как и любой другой человек, может разозлить или расстроить вас. Но это не значит, что ребёнок «хочет поиздеваться над вами». Он на это в силу своего возраста просто не способен.

Если вы не будете ему показывать своих негативных эмоций, ему будет трудно научиться адекватно реагировать на эмоции своих сверстников и считаться с другими людьми. А после трёх лет малыш уже в состоянии понять, что у других людей есть свои интересы, которые они будут отстаивать. Поэтому показывать ребёнку, что вы на него злитесь, нужно. Главное – делать это правильно.

Как же правильно злиться, чтобы не нарушить психику ребёнка, но в то же время успокоить маленького безобразника?

Прежде всего, не сдерживайтесь, дожидаясь страшной развязки: «Всё, терпению пришёл конец!!» Скажите сразу, что вам не нравится и почему. Озвучьте малышу свои чувства: «Я злюсь». Это послужит хорошим примером для ребёнка. И, возможно, он в следующий раз тоже произнесёт «Я злюсь!», а не запустит игрушкой в стену.

Злясь, не обвиняйте своего ребёнка: «Ты плохой», «Балбес» и т.п. Помните, «как корабль назовёшь, так он и поплывет». К тому же есть опасность уронить зерна сомнения в душу маленького человечка: «А может, меня не любят, потому что я не такой…» Ваш ребёнок не плохой, он поступил плохо. А это – большая разница. Ругаем ребёнка только за его поведение! Малыш должен понимать, что ваше недовольство не означает его полного неблагополучия.

Не обязательно повышать голос, когда вы злитесь на свое чадо. Попробуйте ругаться шёпотом или… молча. Иногда демонстративное молчание быстрее объяснит нарушителю поведения ваши чувства. Ну, а если эмоции переполняют, постучите ложкой по столу или по кастрюле. Это не только послужит сигналом для вашего малыша, но и поможет вам значительно успокоиться.

Отстаивать свои права в общении с ребёнком лучше с человеческой позиции: считаться с вами он должен не потому, что вы «старше, умнее и сильнее», а потому, что вы такой же человек, как и он.

Взрослые люди испытывают ощущение близости, симпатии и родства душ к людям с похожими жизненными ценностями. Детям же наши ценности генетически не передаются. Ребёнок готов их перенять от того человека, с которым его связывают та самая любовь, близость и родство душ.

Поэтому чем сильнее ваша взаимосвязь, тем легче и охотнее малыш воспримет ваши ценности.

Не нарушайте эту взаимосвязь своим неумением злиться на ребёнка.

 

(Наверх)

Ложь.

 скачать (86 Кб)

С ложью детей когда-нибудь сталкиваются все родители. Для ребёнка это один из способов приспособления к жизни в обществе, хотя и неодобряемый. Но причины того, что ребёнок говорит неправду, могут быть самыми разными.

В детской лжи виноваты … взрослые!

Иногда ложью называют детское фантазирование. Эта склонность определяется некоторыми личностными особенностями ребёнка (незрелостью, инфантильностью, некритичностью).

Неблагополучие в эмоциональной жизни, отсутствие доверия к окружающему миру, негативное самоощущение, разлад отношений с родителями, учителями, сверстниками… Все это может толкать ребёнка к построению в фантазиях более привлекательного мира, который становится заменой действительности.

Ложь часто возникает тогда, когда ребёнку предъявляют непосильные для него требования. Или он постоянно находится под страхом наказания. Если ребёнок лишен полноценного общения с вами, вы для него недосягаемы, ему приходится привлекать к себе ваше внимание любыми способами.

Чтобы изменить ситуацию, надо укрепить и улучшить взаимоотношения с ребёнком. Не срывайте на нём свою усталость и нетерпение. Ребёнок, замученный постоянными нравоучением и криком, начинает лгать, чтобы приукрасить себя и своё поведение. То есть ложь становится для него особым защитным механизмом.

Чаще всего это происходит, когда ребёнку приходится спрашивать вашего разрешения на что-то, и при этом он думает (или уверен), что вы скажете «нет».

Например, дочь собирается пойти вечером по магазинам с подругой, которая не раз была замечена в мелких кражах. Заранее зная ответ, она спрашивает «Можно, я пойду вечером к Маше, мы вместе будем готовить реферат по истории?» Много в такой ситуации зависит от сложившегося у вас стиля отношении. Если ваши отношения с дочерью построены так, что вы постоянно разрешаете или запрещаете ей то или иное поведение, то, скорее всего, вы дадите согласие на «желаемое» действие. И она отправится по магазинам, чувствуя, что ловко одурачила своего диктатора.

Но возможно, вам несвойствен разрешающе-запрещающий стиль отношений. Тогда вы скажете примерно следующее: «Я рада, что ты сказала мне об этом. Теперь я буду знать, что тебе надо оставить ужин». Или: «Я не занимаюсь тем, чтобы что-то разрешать тебе, но спасибо за то, что ты сказала мне, где будешь».

В таком случае родитель не выискивает ложь ребёнка, а оставляет его наедине с его ложью. Теперь дочь отправится по своим делам, зная, что ей вовсе не обязательно лгать вам. Для неё это менее приятно, так как ничто не оправдывает её ложь, но в то же время предоставляет ей больше возможностей быть откровенной и сказать прямо о своих планах.

У вас также больше возможностей, чтобы выразить озабоченность, интерес и доверие, поскольку вы отказались от того, чтобы налагать запреты и давать разрешения. «Меня это тревожит, потому что я беспокоюсь, что твоя приятельница украдет что-нибудь снова и, возможно, вовлечет вас обеих в беду. И, тем не менее, я знаю, что бы ни случилось, ты сама сделаешь так, как для тебя будет лучше».

Тактика поведения взрослых

И всё же, даже если вы научились передавать ребёнку ответственность за события его собственной жизни, вы не раз еще можете столкнуться с его ложью по самым разным поводам. Если это так, откровенно ответьте себе:

– не провоцируете ли вы ложь, задавая ребёнку определённые вопросы?

– не подкрепляете ли вы её, концентрируя отрицательное внимание на вашем ребёнке, когда он лжёт?

Начните с решения не задавать ребёнку каких бы то ни было вопросов в течение недели. Особенно остерегайтесь задавать вопросы, с помощью которых вы проверяете, будет ли ребёнок говорить вам неправду о чём-то, что вы и так уже знаете.

Например, из школы звонили и спрашивали, почему Саша не пришёл сегодня в школу. Спросить у Саши: «Ну, как сегодня в школе?» – всё равно, что специально добиваться от него лжи. Эффективнее будет такое высказывание: «Сегодня звонили из школы узнать, почему ты не был на занятиях. Я очень не люблю, когда звонят по таким поводам, и была бы очень признательна, если бы меня избавили от такого рода телефонных разговоров».

Когда вы перестанете задавать вопросы, количество случаев обмана, скорее всего, резко сократится. С отдельными случаями вы ещё можете столкнуться, пока ребёнок окончательно не понял, что вы уже перестали бороться с его ложью.

Если ребёнок, тем не менее, продолжает обманывать вас, убедитесь, что, услышав неправду, вы не концентрируете отрицательное внимание на нём, но ведёте себя как-то иначе. Любая ваша реакция, выражающая беспокойство или гнев, будет подпитывать привычку лгать.

Лучше прибегнуть к одному из следующих способов:

– Произнесите просто «гм» и уйдите, чтобы заняться своим самым любимым делом.

– Ведите себя так, как будто слушаете не своего, а соседского ребёнка, с которым вам нет нужды выяснять, правда это или нет, а можно просто вежливо поддерживать беседу.

– Скажите: «Я чувствую себя неловко, так как мне всё время кажется, что меня обманывают, потому я хотел(а) бы прекратить этот разговор».

Попробуйте перестать задавать вопросы и реагировать на ребёнка отрицательным вниманием. Возможно, он не превратится тут же в правдолюба. Но, в любом случае, вы будете испытывать меньше неприятных эмоций в общении с ним.

Конечно, когда ложь прекратится, вы, возможно, поймете: беспокоила вас не столько ложь сама по себе, сколько то, о чем вам говорили неправду. Если ребёнок лжёт, что ходит в школу или что он не брал из дома деньги, а потом лгать перестанет, это, естественно, не решит проблему. Вы хотите, чтобы прекратились прогулы или воровство. В этом случае всё же поздравьте себя с тем, что покончили с ложью. А уж потом начинайте работать непосредственно с другой, более глубокой проблемой.

 

(Наверх)

Истоки детской лжи.

 скачать (106 Кб)

Автор: Е.В. Герасина.

Наверное, нет на свете человека, у которого не возникал бы вопрос: почему дети обманывают? Честность входит в набор качеств, которые родители испокон веков стремятся привить подрастающему поколению, а потому каждый случай лжи нас так огорчает. Отношение к детскому вранью может быть различным. Однако следует помнить, что если ребёнок лжёт постоянно, то потом ему будет очень сложно остановиться. Детская ложь сначала забавляет нас, а потом начинает огорчать. Давайте разберёмся в истоках этого явления. Что приводит малышей к тому, что они начинают лгать?

Одна из главных причин лжи маленького человека – его недоверие ко взрослым. Ребёнок говорит неправду, поскольку боится, что его накажут за проступок. Этот страх не появляется в душе малыша беспричинно. В нём виноваты мы, взрослые. Не слишком ли мы скоры на расправу с детьми?

Другой причиной детской лжи может быть желание малыша самоутвердиться. Такое болезненное стремление порой тоже развивается в ребёнке из-за антипедагогического обращения с ним взрослых. Это приукрашивание черт собственного характера и качеств своих близких, это потребность выдавать желаемое за действительное. Нужно внимательно прислушаться к подобной лжи и попытаться найти в ней истину. Но начинать следует не с ребёнка; в первую очередь необходимо перевоспитать самих себя.

Следующий вариант детской лжи – откровенная игра, фантазирование на заданную тему и без всякой темы. Это значит, что у реёенка живой, любознательный ум. И такую замечательную способность необходимо развивать и поощрять. Можно присоединиться к малышу и пофантазировать вместе с ним. Общение с ребёнком поможет лучше понять его желание мечтать, создаст основу для взаимного доверия и духовной близости. Не путайте в данном случае ложь и фантазию.

Ребёнку требуется много времени, чтобы уяснить разницу между действительностью и мечтой. У детей преобладает стремление разрешать реальные проблемы фантастическими способами. До 7 лет малыши часто путают, что происходит на самом деле, а что – понарошку. Воображение – одно из ценных качеств личности, его надо не разрушать, а направлять в нужное русло.

Когда ребёнок начинает лгать постоянно, это значит, что у него накопились проблемы. Они требуют анализа со стороны взрослых. Одним из важных воспитательных моментов в этот период являются наши поступки. Требуя честности от детей, всегда ли мы правдивы по отношению к ним? Если мы хотим, чтобы дети усвоили, что ложь мешает доверию, а без доверия нет любви, то и поступать нам следует соответствующим образом.
Одной из больших проблем является ложь во спасение, направленная на то, чтобы защитить другого человека, оградить его от беды. Обман не будет пороком, если он заменит правду, которая несёт боль близким людям. Наказание за ложь в таких случаях не даёт желаемого эффекта.

Чтобы дети не врали, необходимо исключить причины, порождающие обман. Ведь ребёнок становится лжецом поневоле, так как ему не хватает нашего внимания, любви, заботы.

Измените своё отношение к малышу, и вы увидите, как ложь постепенно исчезнет благодаря вашему вниманию, вашим добрым взаимоотношениям с ним. Наберитесь терпения. За один день эту проблему не решить.

Мы живем в обществе, где конкуренция и стремление к первенству проникли во все сферы нашей деятельности. Неудивительно, что многие дети, уже начиная с двух лет, стараются во всем быть лучшими и хорошо осознают важность победы. Именно это желание – быть удачливее и успешнее других – может явиться одной из причин детской лжи.

Проследите, например, за тем, как ведут себя малыши, играя в настольные игры. Вы будете удивлены их азартом, иногда приводящим к тому, что ребёнок, желая выиграть любым способом, прибегает к обману. Дети младше 5 лет не придают особого значения лжи. Они просто играют, и победа для них менее важна, чем сам процесс соревнования. Дети от 5 до 7 лет, однако, более склонны к обману в игре. Ради победы они могут намеренно неправильно считать очки или делать лишние ходы вне очереди. В этом случае дети обычно осознают, что поступают нечестно, но не придают большого значения обману. К 8 годам ребёнок уже хорошо понимает, что врать плохо. И если в таком возрасте он продолжает обманывать, это может быть обусловлено более серьёзными причинами, чем желанием выиграть, например чувством неполноценности и желанием казаться лучше, чем он есть на самом деле.

По содержанию можно выделить следующие основные виды лжи: искажение правды, умолчание и жульничество. Хотя, узнав о том, что ребёнок обманул нас, мы в равной степени огорчаемся и искажению истинных событий, и их сокрытию. А спокойнее и увереннее чувствуем себя, когда понимаем мотивы лжи. Но проблема состоит в том, что дети редко лгут по какой-то одной причине, обычно это целый комплекс мотивов: стремление избежать наказания, страх унижения, нежелание оказаться доносчиком, защита товарищей.
Порой бывает трудно определить, где мы сталкиваемся с искажением правды, а где имеет место факт умолчания, которое приближается ко лжи.

Пример. Ребёнок подросткового возраста в отсутствие взрослых пригласил домой друзей и устроил вечеринку. Но он знал, что ему запрещено организовывать подобные мероприятия. Когда спустя некоторое время родители вернулись, мальчик ничего не рассказал им о встрече. Правду они могут узнать совершенно случайно, например от соседей.

Другой пример. Ребенок нечаянно уронил со стола клавиатуру компьютера, которая в результате пришла в негодность. На прямой вопрос отца он ответил, что не трогал компьютер.
При анализе приведенных примеров можно понять, что в первом случае мы имеем дело с умолчанием, во втором – с искажением правды. Для подростка важно было повеселиться с друзьями без присмотра взрослых, что считается неприемлемым для его родителей. Он скрывает правду, чтобы избежать наказания. Однако к этому примешивается свойственное переходному возрасту желание доказать собственную взрослость. Во втором случае мотивом лжи была также боязнь наказания, поскольку мальчик знал, что отец «помешан» на своем компьютере. Но при этом он боялся и унижения, так как уронил клавиатуру случайно.
Причиной детской лжи может явиться и страх разочаровать взрослых. Ребёнок старается во всем соответствовать их требованиям. Ожидая от малышей, что они будут хорошо себя вести, станут примерными учениками, мы неосознанно оказываем на них сильное психологическое давление. Оно может исходить как от родителей, так и от учителей. Многие дети считают, что от хороших оценок зависит их будущее. И если они не оправдывают ожиданий взрослых, не успевают в школе, то чувствуют, что у них нет другого выхода, кроме как обманывать. В таких случаях ложь выполняет функцию защитного механизма от чрезмерного прессинга.

Кроме этого, причины детской лжи могут быть следующими:

– попытка избежать наказания;

– стремление привлечь к себе внимание;

– наличие у ребёнка проблем, требующих решения;

– защита от стрессовых ситуаций;

– дурной пример окружающих – как детей, так и взрослых.

Ложь бывает:

– героической (когда она является «средством для достижения благородных целей»);

– партийной (следствие личных отношений, когда человеком движет принцип «правда для друзей и ложь для врагов»);

– эгоистической (когда она продиктована какими-либо личными интересами);

– фантастической (когда ложь продиктована любовью к выдумке, которая чаще всего проявляется в игре);

– патологической, в основе которой лежит болезненная потребность обманывать себя и других, таким образом делая свою жизнь интереснее.

Сами взрослые чаще всего осуждают эгоистическую и патологическую ложь и гораздо лояльнее относятся к остальным её разновидностям. Однако мы часто недооцениваем тот факт, что ребенок впитывает в себя не только то, что говорится специально для него. Хотим мы или нет, но на малыша оказывает влияние вся совокупность наших жизненных проявлений.

Родители сердятся, когда дети лгут, особенно если ложь явная и хорошо заметная. Сын или дочка доводят родителей до белого каления, утверждая, что не трогали краску (или не прикасались к шоколадке), хотя пятна на рубашке (на губах) говорят об обратном.

Дети младше 6 лет часто рассказывают сочинённые ими истории, выдавая их за правду, и иногда даже верят в них сами. Это не ложь и не обман, просто они еще нечетко отличают реальность от вымысла, к тому же такие небылицы не приносят никакого вреда и свидетельствуют только о развитом воображении малыша.

Но когда ребёнок достигает 6 лет, выдуманные истории становятся уже не столь безвредными, особенно если вы или сам малыш не можете понять, где правда, а где ложь. В этом случае лучше выяснить причины такого фантазирования и постараться предотвратить его. Если же ребёнок старше 7 лет продолжает хронически лгать, это может свидетельствовать о наличии у него каких-то внутренних проблем. Не исключено, что в подобной ситуации малышу даже понадобится помощь детского психолога.

Иногда дети прибегают к обману потому, что личный опыт уже позволил им усвоить все выгодные стороны лжи. Например, ребёнок неоднократно давал матери понять, что не любит младшего брата, а она за эту правду каким-либо образом притесняла его. Потом малыш по тем или иным соображениям преподнёс ей явную ложь, сказав, что теперь любит брата, – и мать вознаградила его за эти слова поцелуем. Из подобных ситуаций ребёнок быстро извлекает урок и приходит к вполне логичному выводу: правду говорить – только себе вредить, а с помощью лжи можно с легкостью манипулировать мамой (и не только ею).

Если вы хотите научить ребёнка быть открытым и честным, то должны быть готовы выслушивать от него подчас и горькую правду, а не только то, что вам приятно. Ваша реакция на выражаемые им чувства помогает малышу понять, действительно ли честность – лучшая политика.

Если, например, вы узнали, что ребёнок ”завалил” контрольную по математике, не стоит пытаться поймать его на лжи: «Ну, как прошла контрольная? Ах, нормально?! На этот раз ты меня не обманешь! Я знаю, что ты её ”завалил”». Вместо этого нужно прямо сказать малышу: «Я знаю, что ты не справился с контрольной. Мы волнуемся и думаем, как тебе помочь».
Интересно, а вы задумывались над вопросом, кто учит ребёнка лжи?

Малыш начинает говорить неправду в период активного развития речи и воображения. Это наиболее значительные достижения в психическом развитии ребенка. Речь ложится в основу формирования его логического мышления, а воображение позволяет абстрагироваться от непосредственно воспринимаемой реальности и мысленно познать то, что нельзя пощупать, увидеть или услышать. Функции сознания ребёнка как бы удваиваются: с одной стороны, он продолжает постигать окружающую действительность (тяжёлое тонет, огонь жжёт), а с другой – осваивает мир воображения, игры и фантазий.

Даже самые маленькие дети могут четко различать реальность и вымысел. Если малышка готовит обед для куклы, а роль пирожка играет кубик, она никогда не станет кусать его по-настоящему, только понарошку. Если ребёнок разыгрывает роль продавца или покупателя, а функцию денег выполняют листья с дерева или автобусные талончики, то он всё равно не пойдет с этими «платежными документами» в магазин. Малыш может фантазировать в разных ситуациях и с различными целями – в качестве компенсации недостающих знаний и умений, для защиты от «угрозы». Заменять реальное удовлетворение потребностей воображаемым учат и взрослые. Дети невероятно любопытны и активны: им всё нужно потрогать, всем поиграть, а самое привлекательное – не игрушки, а вещи, принадлежащие взрослым.
Ребёнок тянется к дорогим часам, но, поскольку нет никакой гарантии, что он обойдется с ними бережно, мы обманываем его. Надеваем ему на руку колечко от пирамидки и говорим: «Смотри, какие часики!». Это помогает, но ненадолго. Игровой заменитель реальной вещи – наш компромисс с ребёнком, и он прекрасно это осознает.

Растущая любознательность и всё более частые запреты взрослых – вот что питает первые вымыслы малыша, пытающегося с помощью фантазий обойти ограничения, налагаемые взрослыми. Сын известного психолога В. Мухиной, трехлётний Кирилл, разговаривает сам с собой: «Мама сказала, что нельзя трогать пылешош (пылесос)». Затем обращается к невидимой туче (окно закрыто плотной портьерой): «Туча, можно тлогать пылешош?». И отвечает сам себе: «Можно, Кила, можно».

С возрастом поводов для вымысла становится всё больше, а обман – всё изощреннее. Невольными виновниками этого являются взрослые, вынужденные предъявлять к ребёнку определенные требования. Естественно, возникает вопрос: «Что же делать?». Нельзя же позволять малышу всё. Разумные ограничения необходимы, и если запреты провоцируют ложь, то и вседозволенность чревата проблемами. Где же выход? Помните, что, воспитывая в ребенке правдивость, надо все время стараться не переусердствовать.

 

(Наверх)

Как стать живым детектором лжи.

 скачать (98 Кб)

Источник: Лоренс Шапиро ”Секретный язык детей.
Детский язык жестов, снов, рисунков”.

Двенадцатилетний Рафаэль – симпатичный мальчик, пользующийся популярностью среди сверстников. Учится он хорошо, но его маме все время кажется, что сын слишком «неуправляемый». Поэтому мама Рафаэля не особенно удивилась телефонному звонку соседки, сообщившей, что видела, как тот вместе с приятелями курит на задворках её дома. Элоиза, мама Рафаэля, решила поговорить с сыном по душам и попросила сесть перед ней.

– Ты куришь? – строго спросила она.

– Нет, – твердо ответил Рафаэль. – Не курю.

Мальчик сидел, сложив руки на коленях. Мгновение он смотрел маме в глаза, потом отвёл взгляд.

– Вот что, милый юноша, ты мне правду говоришь или нет? – Мама подалась вперед и наклонилась к сыну, стараясь, чтобы её голос звучал строже.

– Сказал – «нет», значит, нет, – тихо ответил мальчик, сидя прямо и почти не шевелясь. В ответ на попытки матери говорить с ним угрожающим тоном он даже не сдвинулся назад.

– Что ж, надеюсь, это так, потому что курение – едва ли не худшее, что ты можешь учинить со своим телом, – строго произнесла Элоиза.

– Знаю, – промямлил Рафаэль, поднимаясь со стула и направляясь к двери. – Между прочим, я не дурак.

Он ушёл, а мама задумалась: лгал сын или нет? Курит он или нет? Табаком от мальчика не пахло, и сигарет у него в комнате Элоиза не обнаружила. Но Рафаэль определённо выглядел расстроенным. «Может быть, я напрасно так волнуюсь?» – спросила себя Элоиза.

А каково ваше мнение? К какому заключению вы пришли, исходя из этой короткой сценки? Лгал Рафаэль или нет? Можете ли вы сказать по поведению ребёнка, говорит он правду или уклоняется от ответа?

Умение определять, когда ребёнок лжёт, а когда нет, – это, возможно, и не самый главный способ применения секретного языка невербальной коммуникации, однако все мы знаем, что бывают ситуации, когда для родителей принципиально важно понять, не обманывает ли ребенок. Родителям подростков, конечно, необходимо точно знать, повинуется ли их чадо основным правилам и не нарушает ли запреты, не предпринимает ли чего рискованного. Понятно, что им нужно уметь выяснять, не нарушил ли ребёнок запрет, чтобы принять своевременные меры.

Конечно, живых детекторов лжи среди нас нет и не бывает. Будь такое возможно, зачем бы человечеству понадобились судьи и присяжные, которые решают, виновен подсудимый или нет? Однако можно научиться предельно точно определять смысл чужих невербальных знаков и намеков – так, как это умеют профессиональные психологи, торговцы и карточные игроки. Я надеюсь, что подобные навыки пригодятся вам, чтобы направлять моральное развитие ребёнка и, что ещё важнее, вовремя отслеживать, не подвергает ли он себя опасности.

Но прежде чем мы проанализируем невербальные знаки, свидетельствующие о лжи, давайте немного поговорим о природе и причинах детского вранья. Прежде всего нужно задуматься, всегда ли ребёнок понимает разницу между ложью и правдой. У детей младше 5 лет грань между правдой и вымыслом, реальностью и фантазией нередко расплывчата. Бывает, что ребёнок, в общем, знает: врать нехорошо, однако недостаточно осознает себя, чтобы понять, что в конкретной ситуации поступает неправильно. Точно так же в этом возрасте дети не понимают, что разные люди по-разному смотрят на мир и мнения их чаще всего отличаются. Например, как-то ранним утром я вышел на кухню сварить кофе и увидел свою старшую дочку, четырёхлетнюю Джессику, по уши перемазанную в шоколаде.

– Ты ела шоколад? – спросил я, стараясь напустить на себя строгий вид, хотя в шоколадных кляксах малышка выглядела умилительно.

– Нет, – несколько смущенно ответила Джессика, потому что прекрасно знала, что нарушила правила.

– А в чём ты тогда перемазалась? – спросил я.

Джессика оглядела свои руки, которые тоже были в шоколаде, потом подняла на меня глаза и сказала:

– Ой, а как это он сюда попал?

Однако к 5-6 годам дети уже осознают, как важно быть честным. В этом возрасте они мыслят предельно конкретно, и большинство детей скажут вам: «Лгать нельзя никогда и ни при каких условиях». И хотя дети в этом возрасте, случается, скрывают правду, им прекрасно известно, что лгать дурно.

Но к 11-12 годам взгляды ребёнка на правду и ложь силнейшим образом изменяются. Например, в ходе одного исследования детям 5-11 лет был задан вопрос: «Хорошо ли лгать?» Из пятилетних детей 90% ответили, что лгать нельзя никогда и ни за что. А вот когда тот же вопрос был задан одиннадцатилетним, 90% опрашиваемых ответили: «Да, иногда солгать можно». Разница, разумеется, в том, что к 11 годам ребёнок знает: ложь бывает разная. Например, можно уклоняться, увиливать и скрывать правду, но бывает и невинная ложь, и такая ложь «не считается» – например, если говоришь подруге, что тебе нравится её новая прическа, даже если на деле это не так. Знают они и о существовании альтруистической «лжи во спасение», когда лжёшь, чтобы кого-то выручить. Например, подросток, утверждающий, что друг был у него в гостях, когда на самом деле тот находился на вечеринке, выгораживает приятеля, чтобы спасти от наказания. По сути дела, он рискует своей репутацией ради друга.

Понимание того, что детская ложь проходит несколько стадий развития и отличается моральной сложностью, очень важно, чтобы решать, как реагировать, если вам кажется, что ребёнок лжёт. Скажем, вы на сто процентов уверены, что он говорит неправду, но это не означает, что нужно наказать ребёнка или поссориться с ним. Вместо этого гораздо лучше и полезнее поговорить с ним о том, как важно быть честным, – точно так же, как вы обсуждаете другие моральные критерии.

Итак, мы поговорили об осторожном отношении к детской лжи, а теперь давайте вернёмся к нашему Рафаэлю и его реакции на строгие вопросы мамы насчёт курения. Сейчас вы увидите, что его невербальные знаки весьма убедительно свидетельствуют о том, что мальчик увиливает и, скорее всего, лжёт. Вот на какие аспекты невербального поведения нужно обратить особое внимание, чтобы понять, говорит ли ребёнок правду.

Зрительный контакт

Классический признак лжи – если человек избегает зрительного контакта, то есть или не смотрит в глаза вообще, или старается отвести взгляд. Рафаэль в начале разговора смотрел на маму, потом отвёл взгляд. Но в типичной ситуации беседы люди, как правило, поддерживают зрительный контакт 60-80% времени. Однако если человек, наоборот, слишком старательно поддерживает зрительный контакт и смотрит вам в глаза не отрываясь, это тоже означает: что-то не так. Мы знаем, что отводить глаза – значит что-то скрывать, и потому бывает так, что человек, перестаравшись, смотрит на вас в упор, и это уже выглядит невежливо. Лучший способ определить, правильно ли осуществляется зрительный контакт – это положиться на ваши ощущения: при каком количестве зрительного контакта вам комфортно, а при каком нет. Мозг читает невербальные знаки быстрее, чем сознание успевает проанализировать поведение собеседника. Поэтому, если вам померещилось, будто что-то не так, то, скорее всего, так оно и есть.

Поза и жесты

Давайте еще раз вернёмся к нашему тайному курильщику Рафаэлю и его маме Элоизе. Помните – мальчик, пока мама его расспрашивала, неподвижно сидел на стуле и почти никак не отреагировал, когда мама грозно подалась вперед? Психологи, изучающие ложь (см., например, книгу Дэвида Либермана «Чтобы вам больше никогда не лгали»), объясняют: человек, который лжёт, как правило, совершает меньше движений и меньше жестикулирует, чем обычно. В обычных разговорах с мамой Рафаэль вёл себя оживленно и даже бурно, но, стоило Элоизе подвергнуть сына расспросам насчёт курения, он тут же притих и стал вести себя более чем сдержанно. Если ребёнку есть что скрывать, он постарается привлекать к себе как можно меньше внимания и, соответственно, наверняка будет меньше жестикулировать, станет вести себя более сдержанно и говорить ровным голосом, без интонаций.

Важно помнить, что оценить поведение человека можно, лишь сопоставив то, что вы видите, с его обычными манерами. Встречаются дети и, разумеется, взрослые, которые в принципе не склонны к бурному проявлению эмоций при разговоре, поэтому применительно к таким людям нельзя предположить, что бедность жестикуляции и сдержанные манеры – признак лжи. У каждого человека свой индивидуальный стиль невербальной коммуникации. Поэтому, если вы заподозрили, что ребёнок вам лжёт, нужно обращать внимание на необычные изменения его поведения.

Другие сигналы, указывающие на ложь

Ниже перечислены немаловажные невербальные знаки, которые указывают на то, что собеседник отвечает уклончиво или откровенно лжёт:

– Собеседник чаще обычного дотрагивается до лица и рта.

– Его движения кажутся скованными и неестественными, как будто он играет на сцене.

– Собеседник устраивается так, чтобы отстраниться от вас, по возможности стараясь развернуться к окну или дверям. Это сигнал того, что на подсознательном уровне он стремится как можно скорее уйти.

– Собеседник держит ладони обращенными вниз или даже подкладывает их под себя, если сидит. Держать руки ладонями вверх – жест открытости и дружелюбия, понятный практически каждому человеку. Таким образом мы сообщаем: «Мне нечего скрывать». А ладони, обращённые вниз или спрятанные, сигнализируют об обратном.

– Собеседник воздвигает препятствия между собой и вами, а также принимает «закрытую» позу. Тот, кому есть что скрывать, зачастую и выглядит так, как будто что-то прячет. Подросток в подобном случае, возможно, свернется в кресле, чтобы вы не могли разглядеть его целиком, или положит что-нибудь на колени, например, школьную сумку, подушку или игрушку – что найдётся под рукой. Он может также положить ногу на ногу, скрестить руки на груди или даже опустить голову на грудь. Таким образом он передаёт вам невербальное сообщение: «Чем меньше я тебе виден, тем лучше».

Рафаэль, который, как вы, наверное, уже поняли, и впрямь курил с друзьями после школы, проявил не все эти признаки, когда лгал маме. Но вряд ли кто-то будет проявлять все невербальные признаки лжи сразу, даже если врёт с три короба. На самом деле люди склонны посылать собеседнику противоречивые невербальные сообщения, когда лгут или говорят правду.

Важно помнить, что нельзя судить о невербальном поведении ребёнка по одной-двум характеристикам, – точно так же, как невозможно понять, о чём книга, прочитав из неё наугад одно-два слова. Нужно каждый раз как следует обдумывать и анализировать то, что ребёнок говорит вам на секретном языке невербальной коммуникации, пуская в ход всю свою наблюдательность, а также учитывая всё, что вы знаете о ребёнке и его поведении в прошлом.

 

(Наверх)

Как воспитывать в детях честность.

 скачать (90 Кб)

Источник: Р.Р. Кашапов «Самоучитель для пап и мам”.

Давайте рассмотрим несколько советов, которые помогут ребёнку осознать, что такое честность.

Совет 1-й. Верьте ребёнку.

Как правило, дети на доверие отвечают тем же и если в каких-то случаях обманывают, то, скорее всего, не понимают этого.

Пусть ребёнок знает и чувствует, что вы ему верите.

Например, если вы замечаете за своим ребёнком агрессивность или драчливость и перед его выходом на улицу повторяете: «Только попробуй, подерись сегодня!», «Пусть только на тебя сегодня пожалуются» – это формирует стереотип поведения, и вы как бы неосознанно провоцируете эти поступки. В этих случаях лучше сказать: «Веди себя поспокойней и посдержанней». Важно, чтобы и ребёнок мог довериться вам: держите слово, которое дали. Но если вдруг не получается выполнить обещание, тогда объясните причину и извинитесь.

Совет 2-й. Объясните, что на правде «держится мир», на детском языке: она – полезна. Люди живут в согласии, если доверяют друг другу.

Попробуйте вместе представить такое общество, где все друг друга обманывают. Опишите ситуации обмана и нечестных людей: фальшивомонетчиков, мошенников и т.д. Объясните, что нечестные люди по большому счёту проигрывают: им не доверяют, их не уважают.

Совет 3-й. Не создавайте ситуаций для обмана. Избегайте двусмысленных вопросов, когда легче сказать неправду, чем правду.

Если ребёнок разбил чашку и вы об этом знаете или догадываетесь, не спрашивайте его: «Это ты разбил чашку?» – а лучше скажите: «Я знаю, что ты разбил чашку, расскажи, как это случилось». Такая определённость исключает вариант обмана со стороны ребёнка. К тому же, если в этот момент вы доброжелательны, ему незачем говорить неправду.

Слишком строгое наказание дома, завышенные требования и сильное давление со стороны родителей свидетельствуют о непонимании характера ребёнка, его возрастных особенностей и кризисных состояний. Это может привести к тому, что ребёнок начнёт обманывать из страха неприятностей. Иногда ребёнок обманывает, чувствуя бессилие выполнить всё то, что требуют от него родители.

Совет 4-й. Не учиняйте унизительных допросов.

Если ребёнок сразу не признался, то настаивать и допрашивать его – бесполезно. Как правило, в таком случае возникает перепалка. «Нет, это не я!» – «Нет, ты признайся!» – «Нет, не я» и т.д. Лучше объяснить, что такие поступки неприемлемы и каким образом можно было достойно выйти из ситуации. В зависимости от ваших принципов воспитания вы можете наказать его (конечно, без применения побоев – я не сторонник жёстких наказаний). Но если вы не уверены в том, что это совершил ваш малыш, в этом случае лучше сказать: «Я надеюсь, твои слова – правда. Если нет, я очень огорчусь».

Совет 5-й. Вознаграждайте честность. Если ваш малыш признался вам, то покажите ему свою радость: «Я рад тому, что ты – честный человек, ведь ты сказал правду».

Но здесь возникает самая трудная ситуация: когда малыш признался, как быть с наказанием за проступок? Если вы накажете его, то в следующий раз он может не признаться. Если вы не накажете, то он может не понять, что он совершил запрещённое. Ясно, что в этом случае наказание должно быть условным. Дайте ему возможность исправиться. Главное, покажите отрицательные последствия его поступка и объясните, как его избежать. Пусть ребёнок поймет, что вас это очень огорчает и вы надеетесь, что больше он вас не расстроит.

Совет 6-й. Показывайте пример честности.

Если вы просите отвечать по телефону, что вас нет дома; если в поезде или автобусе, покупая детский билет, ссылаетесь на пятилетний возраст ребёнка, хотя ему уже семь; если говорите жене, что у вас нет денег, оставляя заначку на игрушки или для своих нужд, – вы оправдываете случаи, в которых можно лгать. Дети все усваивают, и честность их будет иметь такой же относительный характер.

Маленькие дети не понимают двойной морали. Если такая щекотливая ситуация случилась с вами и дети стали свидетелями, то обязательно объясните им подоплеку события. Признайте, что совершили ошибку, сказав неправду, что это очень неприятно, но иногда случается в жизни.

Когда один из моих друзей был маленьким, с ним произошёл случай. Шло время Великого поста. Как-то он пришёл из школы домой очень уставший и лег отдохнуть. В это время дома была бабушка, которая думала, что он уснул. Сквозь дремоту мой друг услышал, что на кухне кто-то хрустит. Он вышел на этот звук и увидел такую картину: бабушка, присев на корточки напротив буфета, что-то жевала. Увидев маленького внука, она в ужасе закричала: «Ты никому не говори, ты никому не говори! Чёрт меня попутал, чёрт меня попутал!» Нарушать Великий пост было большим грехом. Этот друг рассказывал, что впоследствии, если с бабушкой нельзя было договориться, он начинал её шантажировать: «Бабушка, я всем скажу…» – и она сдавалась и выполняла все его требования.

 

(Наверх)

Больная тема: подростковый почерк.

 скачать (119 Кб)

Автор: Лариса Дрыгваль, графолог, кандидат психологических наук,
руководитель Московского Представительства Школы Графоанализа Инессы Гольдберг.

Прежде чем начать раскрывать эту больную для многих и важную для осознания истинных причин плохого письма в подростковом возрасте тему, важно понимать, что почерк – это не просто механическое движение руки. В процессе написания текста задействуются различные мозговые центры, формируются новые нейронные связи, особенности протекания психических процессов задают темп и ракурс всему письму. Существует прямая зависимость между мелкой моторикой руки и мозгом, в которой рука выступает лишь исполнителем, проецирующим всё многообразие психической активности человека на бумаге.

Нет понятия хорошего или плохого почерка

Почерк такой, какой сам человек. Понятия «хороший» или «плохой» почерк навязаны обывательскими представлениями, основанными на критериях оценки параметров визуально-эстетической красоты (симметричность, стилизация) и читабельности (понятность написания, разборчивость букв). Все почерки, которые не отличаются внешней красотой и разборчивостью принято называть плохими, супер-каллиграфические и разборчивые – хорошими.

Это так сказать параметры оценки внешнего вида.

Однако, почерк намного информативнее, чем просто внешнее оформление букв и стилистика. Интерпретации психологических характеристик авторов того или иного почерка не строятся на внешних оценках «красиво» или «некрасиво». Всё намного тоньше и глубже. Эстетически-оформленный, стандартно-правильный почерк может оказаться намного психологически-проблемнее, чем неказистый с виду, упрощённый и частично-неразборчивый.

Школьные годы

Почерк проходит несколько этапов становления. От 6 до 11 лет – этап овладения письмом. В это время, ребёнок ещё только учится писать. Его почерк полностью не сформировался, не приобрёл должного автоматизма и беглости. Ребёнок много внимания уделяет тому, как следует правильно писать ту или иную букву, связку, слово, акцентируясь на процессе, а не на содержании. Поэтому на этом этапе у детей, как правило, одинаковые, стандартно-прописные почерки (хотя и в них уже можно увидеть индивидуальное начало).

С 11 лет почерк начинает меняться. Процесс написания становится более беглым, автоматичным. Подросток всё меньше задумывается о том, как писать и переключает своё внимание на содержание текста. С этого момента почерк можно интерпретировать, как носитель индивидуальных черт личности и психологических особенностей.

Подростковый возраст

Почерк подростка – особая тема. Всем уже давно известен феномен подросткового возраста (пубертатного периода). Время, когда ребёнок буквально за несколько месяцев (у некоторых этот период затягивается) делает качественный скачок в своём развитии и перестаёт быть ребёнком. Происходит мощный физиологический и психологический рост, «взрыв» гормонов. Внутри у подростка, даже, если это не так заметно внешне, происходит психофизиологическая буря.

Всё меняется буквально на глазах, родители не узнают своих детей: некогда милый и ласковый ребёнок начинает грубить, закрывается в комнате, не хочет общаться, игнорирует наставления и требования взрослых, делает всё по-своему, протестует на ровном месте, пропускает уроки, а потом вдруг снова превращается в послушного и требующего ласки и заботы ребёнка.

Что же происходит в этот момент с почерком? Вы уже догадались? Почерк, как зеркало личности отражает все те противоречия, которые испытывает в этот период подросток. Он точно также начинает вести себя непоследовательно, непредсказуемо, резко меняясь в наклоне, в размере, делаясь, то угловатым и колючим, то более округлым и мягким. Естественно, всё это не способствует внешней ровности, красоте и разборчивости. Именно в этот период возрастает количество жалоб от учителей на «взбесившийся почерк» подростка, а самого подростка обвиняют в небрежности, неуважении к учителю, специальном и намеренном искажении своего письма.

Типичные черты подросткового почерка

– Почерк отражает общее возбуждение, беспокойство: буквы то валятся налево, то наклоняются вправо, пишутся то широко, то узко. Часто появляются лишние закрутки и петли, раздутости.

– Подросткам вообще характерно писать с левым наклоном – это отражение позиции протеста, обособления от мира взрослых, желание продемонстрировать, что я уже взрослый и со мной надо считаться.

– Часто почерк подростка может мельчить, становится бисерным. Это тенденция в уединению, желание закрыться, понять, что со мной происходит, сокрытие своих истинных желаний и переживаний от окружающих людей.

– Почерк становится неразборчивым и плохо читаемым. Это тенденция к нежеланию быть до конца понятым окружающими людьми, трудности в установлении межличностных контактов, основанных на взаимном доверии, сотрудничестве.

Важно: выписанный и красивый почерк, с хорошей читабельностью – также не является образцом для показателя умения взаимодействовать с окружающими. Как правило, эти качества проявляются только формально, искусственно, а на самом деле человек не умеет непосредственно и искренне устанавливать отношения.

Тревожные симптомы

На какие тревожные признаки почерка всё-таки следует обратить внимание родителям и учителям, которые показывают, что тут уже не просто нормативность переходного возраста, а действительно психологические затруднения и проблемы, требующие консультации психолога или хотя бы усиленного наблюдения со стороны взрослых?

– Трудно писать на бумаге – трудно жить в жизни. Подросток пишет очень скованно, напряжённо и медленно. От такого стиля письма из-за перенапряжения буквально затекает рука. При старательности и сильном контроле за процессом написания, тем не менее почерк выходит корявым и изломанным.

Такой почерк свидетельствует о сильном нервном перегрузе, повышенном стрессе, общих проблемах адаптации. Подросток пребывает в постоянном нервном напряжении, защищается от мира, окован страхами.

– Почерк очень узкий и зажатый, создается впечатление, что рука просто не продвигается вперёд, а застревает, проводя линии по одному и тому же месту (линия находит на линию). Это ощущение сильной скованности, напряжённости, психологического тупика. Подростку очень сложно открывать свои чувства, доверяться другим и миру. Часто этот признак сочетается с выше-описанными характеристиками скованности и напряжения.

– Обилие помарок и зачёркиваний, постоянных исправлений, не делающих почерк более разборчивым, не улучшающих, а только ухудшающих общую картину. Это повышенная тревога, страхи, неуверенность в себе.

– Полная неразборчивость почерка. Буквы настолько исковерканы и искорёжены, что трудно понять, что вообще написано, создается впечатление, что текст писал инвалид с поломанной рукой. Усугубляет картину несоблюдение границ листа, строчки падают вниз, нет никакой структурности в организации текста в пространстве листа (нет абзацев, не соблюдаются расстояния между строками и словами, всё сбивается в кучу и напоминает хаос).

Чем больше тревожных симптомов Вы нашли в почерке подростка, тем сильнее проявляются психологические затруднения и тем важнее обратить внимание, как и чем живёт молодой человек в этот трудный для себя период.



(Наверх)


 
   

© 2011–2017, Хусаинов Р.Р.

Яндекс.Метрика